Jump to content

Цикл "Хроники Норрата"


Recommended Posts

История одного вечера с продолжением.

[spoilers=Глава 1]***

Лысый бородатый гном сидел на каменных ступенях у входных ворот и сосредоточенно точил свою металлическую зубочистку. Настроение было неважное. Да еще и погода начала портиться.

– Куда запропастился этот хмырь? – проворчал себе под нос сидящий, упорно скобля тонким стержнем по шлифовальному бруску.

– Сам ты хмырь!

Гном повернул голову влево, и его рот расплылся до ушей в улыбке, увидев рядом зеленого арасайку.

– Ааа! Хапуга! Где тебя черти носили? Сказал, что как штык… прошло уже три часа… щас побъю тебя… принес? – длинная тирада закончилась вопросом, требовавшим ответа.

Гном ожидающе смотрел на вновь прибывшего, прищурив левый глаз. Внезапный порыв ветра взметнул его бороду и непостижимым образом запихнул ее кусок прямо в рот.

– Он как тебя перекосило, лысая бородатая табуретка! – засмеялся собеседник, наблюдая как гном отплевывается от своей бороды.

– Принес, принес! Смотри, шикарная вещица! – арасай протянул гному сверток…

Тот схватил его и немедля развернул. Осмотрев содержимое, бородач с удовольствием прищелкнул языком и подмигнул зеленому:

– Мммм. Однако! Можно сказать, день удался! Пошли что ли, пока никто нас не запалил, – гном шустро поднялся на ноги и вбежал по ступеням за ворота. Вслед за ним практически вспорхнул зеленый арасай. Когда оба изчезли за стеной замка над воротами раздался глухой голос:

– Никто не запалил, никто не запалил? Ох уж мне эти скауты. Все никак в разведчиков не наиграются, как дети, ей богу! – говоривший стоял в сторожевой полуоткрытой бойнице, прямо над воротами замка, оставаясь незаметным для всех внизу, а потому слышал весь разговор от начала до конца. Единственное, что осталось для него загадкой – что же было внутри свертка…

***

– А я тебе говорю, сработает! – гном стукнул кулаком по столу, пытаясь поставить точку в споре.

– Да черта с два! – арасайка засмеялся, видя как пытается злиться его оппонент.

– Мальчики, не ссорьтесь! – в залу зашла, точнее влетела фея. – Чего вы тут спорите?

– Нави, не мешай! Я его щас побью, этот кузнечик у меня щас совсем как огуречик после лягушки будет, – гном пыхтел, пытаясь запрятать за спиной что-то себе под жакет.

– Руки коротки, хотя и ноги тоже! Не достанешь, не догонишь! – засмеялся арасайка, кружа вокруг гнома.

– Не зли Уга, а то он тебе ночью спать не даст своими песнями, ты его не знаешь, он может, он упорный, – Нави погрозила задире, нарезающему круги вокруг Уга. Потом встала рядом с ним: – А ты чего, Уг, себе запихал за спину, под Квазимоду маскируешься?

– Какая ты догадливая, Нави, – Уг надул щеки, сдвинул брови и оскалился, потом завращал глазами как полоумный.

– Можешь не стараться. Все равно не похож, – засмеялась Нави.

Уг убрал зверское выражение лица и улыбнулся:

– Скажи этому зеленому, чтоб вел себя прилично, когда имеет дело со мной, а не то…

– Инь, веди себя прилично! – Нави пыталась сказать это с серьезным видом, но полностью подавить улыбку не получилось.

– Вообще-то это я себя прилично веду, если что, – Инь засмеялся, остановившись за спиной Уга, украдкой забирая протянутый ему сверток, ловко вынутый гномом из-под своего жакета. Затем, отвернувшись, быстро засунул его себе за пазуху и, взмахнув крыльями, взвился к потолку.

– Ладно, я к себе. Заходите на компот…

– Обязательно! – Нави приветливо помахала рукой.

– Лети, лети, муха Це-Це, я до тебя еще доберусь, – миролюбиво проворчал вслед удаляющемуся арасайке гном, поглаживая бороду. Проводив взглядом зеленое пятно, Уг повернулся с важным видом к Нави и спросил:

– Что ты там про Квазимоду намекала?

– А чего ты запихал за спину? – Нави решительно взялась за плечо Уга и развернула его.

– А где??? – глаза феи от удивления округлились, увидев абсолютно плоскую ровную спину.

– Что где? – Уг попытался скрыть улыбку, когда Нави поворачивала его лицом к себе.

– Опять меня надули? Да? – Нави гневно смотрела на гнома, на его ставшее вдруг невинно-наивным лицо, на его глаза, непонимающие о чем идет речь… Не прошло и пары секунд, как оба засмеялись.

– Ну ладно, дождетесь вы у меня, – Нави погрозила пальцем Угу.

– А я что? Я то чего? Я не виноват! Это Инь, это он, это все он! Я вообще не при делах… – гном пыхтел, изображая обиженную целомудренность. – А ты про что щас? – прищуренные глаза лукаво смотрели на девушку.

– Пошли уже, интриган, – Нави ухватила гнома за руку и потащила за собой.

– Куда? Куда мы? – бородач послушно шел вслед, бурча свои ворчалки.

– Пошли, обед стынет!

Гном сразу повеселел и перестал ворчать:

– Ааа, обед! А котлетки будут? – Уг сглотнул и закатил к небу глаза.

– Котлетки не для гномов. Вот будешь большой и сильный, как Зур, тогда и котлетки твои будут. Зато тебе – сардельки из бронтерия, фаршированные иглообразами.

– Ууу, вкусна! – Уг облизнулся. – Пошли, пошли, пока этот пройдоха Инь не разнюхал про сардельки.

– Давно уже тебя тащу туда, а ты все сопротивляешься, – засмеялась Нави.

***

Солнце клонилось к горизонту, постепенно теряя свой ослепительный блеск. Теплый ветерок мягко шевелил верхушки деревьев, растущих по периметру стен островного замка. Тишину предзакатного спокойствия изредка нарушали крики чаек, балансировавших на границе суши и моря.

– Отличный вечер, господа!

На ступенях терраски важно и даже намного вальяжно стоял крупный буринай, то и дело похлопывая себя лапами по пузу. Черно-белый окрас шкурки отлично гармонировал с длинными белыми усами и отполированными до блеска черными когтями. Кроме барсука на терраске больше никого не было, поэтому сообщение про отличный вечер, вероятно, было адресовано самому себе.

Потянувшись всем телом, а потом покрутив торсом влево-вправо, как бы разминаясь перед чем-то важным, буринай не спеша спустился с терраски, огляделся по сторонам и, никого не заметив, влез на декоративную цветочную клумбу. Чуть подпрыгнув, он ловко сместил центр тяжести и, вытянув вперед лапы, приземлился на пятую точку. Поерзав на месте, барсук зажмурился от удовольствия – то ли от ощущения аромата цветущей зелени, буйно растущей вокруг, и осознания чувства великой гармонии мира, то ли от банального контакта определенной поверхности тела с землей, в результате которого получился своего рода некий массаж. Снова поерзав, а потом еще и еще, буринай решил для себя, что состояние удовольствия вызывают обе причины, а не какая-то одна из двух, и потому настроение его еще больше улучшилось.

– Преотличнейший вечер, господа, просто великолепный!

Неожиданно барсук откинулся на спину, а затем вдруг, непостижимым образом черно-белая тучка взмыла над землей, перевернувшись в воздухе, после чего ловко приземлилась на ноги-лапы, превратившись в довольного буриная, похлопывающего себя по пузу. Трюк собственного исполнения так понравился акробату, что он немедля повторил свое удивительно сальто еще несколько раз.

– Оп-ля! Класс! Оп-ля! Йес! Оп-ля! Круть! Оп-ля, оп-ля, оп-ля…

***

Уг и Нави вышли из замка, собираясь прогуляться под вечерним закатом. Спустившись в сад, окружавший дворцовую постройку, оба вдруг как по команде устремили взгляд налево, в сторону одной из террасок. Их вниманию предстала картина маслом – черно-белый мячик прыгающий на цветочной клумбе, вскрикивающий от удовольствия при каждом приземлении.

– Кто это там вандалирует на Лориных цветочках? – хмыкнул гном и прищурил глаза, пытаясь разглядеть акробата.

– Лори не видит, а то бы сейчас отшлепала хулигана, – скептически покачала головой стоящая рядом фея.

– Это чудо еще и крякает, пошли поближе, не могу разобрать, кто это.

Уг двинулся к терраске, увлекая за собой Нави. Подойдя ближе к клумбе оба, наконец, услышали сопутствующие прыжкам "Оп-ли", переглянулись и чуть не засмеялись.

– Так-так! С каких это пор, уважаемый Зур, мы порочим расу буринаев? – вопросил гном, уперев руки в боки. Вопрос прозвучал вроде бы строго и даже едко, но со сквозившем в интонации плохо скрытым задором.

– Кто это тут безобразит? – Нави в том же тоне и с тем же настроем, что и УГ, продолжила "наезд" на скачущего барсука, затем, не останавливаясь на первом вопросе, продолжила: – Кто тут хочет все Лорины цветочки вытоптать своей мохнатой…

– Нави, не будем уточнять, чем… Тем не менее, суть вопроса это не меняет. Зури, ком цу мир битте, шнель-шнель, майн либе шмель!

Буринай перестал делать сальто, тем не менее его физиономия нисколько не смущаясь расплылась в довольной улыбке, а лапы усиленно стали шлепать по пузу.

– Отличный вечер, дамы и господа! Надеюсь вас сегодня также "штырит" и "колбасит", как и меня! Просто преотличный вечер!

– Зури, ты котлеток объелся что ли? – Уг пытался справиться с наползающей на рот улыбкой, чтобы сохранить строгий вид, соответствующий интонации им произносимых фраз. Дабы скрыть следы веселости на лице, гном повернулся к фее и произнес, добавив в интонацию оттенок жалобы:

– Вот не дала мне котлеток, а Зур их переел. А так бы и мне досталось, и кое-кто был бы сейчас в порядке, а не утрамбовывал Лорину грядку.

– Ах-ха, опять я виновата, как всегда, – засмеялась Нави, уже не пытаясь скрыть, как развеселило ее зрелище скачущего на клумбе барсука.

– Эй, я в порядке! – очередной шлепок лапой по пузу. – Не ругайтесь, друзья. Все отлично!

– Слезай давай быстро, пока Лори не увидела, – Уг на сей раз не строжничал. – В порядке он видите ли! Слезай, говорю, а то Лори придет, будешь не в порядке.

– Лори добрая, мягкая, –шлепок по пузу, – Ничего мне не будет, – Зур безмятежно улыбался. – И вообще, девочка против мальчика? Это вряд ли!

– А кто сказал, что девочка против мальчика? – Уг подмигнул спутнице и хотел продолжить, но та его опередила.

– Ох смотри, Зурка. Накликаешь Грозу на свою голову, – Нави подхватила лейтмотив, проводимый Угом. – Грянет гром – перекреститься не успеешь…

Но буринай сдаваться не собирался и затянул нехитрую песенку.

– Зурик грома не боится…

– Но от молнии не скрыться, – вклинился в песню гном, а затем философски продолжил.

– Неужели, Зури, ты не знаешь, кто у нас мастер по изготовлению ёжиков из разных там буринаев? Особенно тех, кто безобразит или например топчет цвяточки на клубах?

– А Эльви еще не скоро вернется, он на рыбалку уехал, я видел, – буринай в очередной раз сделал сальто через себя.

– Если бы кое-кто поменьше кувыркался, – заметила Нави, – То увидел бы, что буквально четверть часа назад Эльв вернулся, а окна его комнатки выходят аккурат на эту клумбу!

– Ну все, Зур, слазь давай быстрее, а то вон… – Уг кивнул чуть правее за спину буринаю, – кое кто уже идет с инспекцией.

Буринай обернулся и увидел Лори и чуть отставшего от нее Эльва. Оба шли прямиком к терраске…

***

Инь вытащил из-за пазухи сверток и бережно положил его на краешек стола. Потом, будто спохватившись, резко обернулся, прислушиваясь к шорохам в коридоре. Ничего, что могло бы стать сигналом тревоги, так и не возникло. Тем не менее, чуть помедлив, арасайка подлетел к двери и аккуратно ее прикрыл, стараясь избежать скрипов, а еще через пару мгновений мыслительного процесса его рука сдернула с места засов, запирая дверь в комнату. Теперь можно было полностью расслабиться, никто ничего не увидит и раньше времени не узнает.

– Хорошо еще вовремя Уги спрятал тебя, а то Нави точно отобрала бы, – дополняя этими словами дело рук своих, Инь раскрыл края свертка и замер, устремив взгляд на то, что вновь явилось на свет божий. Однако процесс созерцания был прерван буквально через минуту. За дверью послышался шум. Инь насторожился и стал прислушиваться.

Шум приближался, причем достаточно быстро. Через некоторое время стало понятно, что к двери бегут несколько человек, оживленно при этом разговаривая. Дабы не испытывать судьбу, арасайка вновь запаковал сверток, оглянулся вокруг, ища укромное место, и подлетел окну, сунув свое сокровище за наличник. После этого отошел на середину комнаты и критически осмотрел место тайника. Свертка видно не было, это полностью успокоило арасайку, и он тихонько подлетел к двери, прислушиваясь к звукам за ней. В тот же миг раздался грохот.

На самом деле это был совсем не грохот, а обычный стук в дверь. Хотя возможно стучали ногами. Но Иню, настроившему свой слух подслушивание шорохов, он показался громом среди ясного неба. Ойкнув от неожиданности, арасайка отодвинул засов и приоткрыл дверь.

– Кто там?

– Гиппопотам! – за дверью стояли Изя и Хрю.

– А кто из вас он? – с улыбкой поинтересовался арасайка.

– Оба! – братья хохотнули. – Зеленый, пошли с нами, будешь Гринписом.

– Грин чем? – Инь нахмурил бровки и подставил руку к уху, чтоб лучше услышать ответ на вопрос.

– Писом! Зеленым писом будешь, глухня! Пошли клумбу спасать, – Изя ухватил арасайку за крыло и потянул к себе.

– Пошли, пошли, зеленый. Там весело! – Хрю энергично махнул рукой, зовя за собой.

Тут сверху вниз по лестнице с грохотом промчался Мерчи. За ним, отставая на полтора корпуса, несся Прай, вопя на ходу: – Го го го!

Хрю не выдержал и стал спускаться вслед за ними. Изя снова дернул Иня за крыло:

– Ну пошли уже, там Зур отжигает…

– Ща приду, только доем свой чесночный суп, – арасайка улыбнулся.

– Какой суп? – Изя поморщился и вопросительно посмотрел на выглядывающее из-за двери зеленое существо с крыльями.

– Шутка юмора. Ладно, пошли, – Инь выпорхнул из-за двери.

Изя удовлетворенно кивнул и бросился вниз по лестнице, догоняя Хрю. Арасайка полетел следом за братьями, но потом, будто вспомнив про что-то, вернулся к двери, поплотнее закрыл ее и для уверенности еще и подергал. В этот момент за спиной засмеялись.

– Что, домой не пускают? Надо толкать в другую сторону, дуралей!

Инь обернулся. На ступеньках, чуть выше площадки, где он мучил дверную ручку, стояла Серебринка и хихикала, глядя на его потуги.

– Если толкать в другую сторону, тогда меня пустят, а я хочу, чтоб не пустили, – на полном серьезе выпалил арасайка, пытаясь сбить с толку девушку.

– Что? – смех прекратился, Серебринка внимательно посмотрела на Иня, как на душевно больного. – С тобой все в порядке?

– Абсолютно! – зелененький улыбнулся и подмигнул. – Да шутю я!!!

– Ну тебя, противный, напугал. Я уж подумала, ты на солнце перегрелся, или съел чего, – Серебринка снова засмеялась и стала спускаться.

– Ты тоже на воздух?

– Ну да, тут все как слоны на потоп несутся, – опять сознательно сформулировал несуразицу Инь, – а моя карма ничем не хуже иховой!

– Слоны на потоп? Ну и обороты у тебя, – расхохоталась Серебринка, потом продолжила: – Меня Прай позвал. Говорит Зари в саду устроил светопреставление.

– Угу. Мне уже прорекламировали. Тоже вот иду посмотреть.

Пока Инь и Серебринка не торопясь спускались, мимо них по лестнице, будто на реактивной тяге, пронесся Хвост с прикрученными к голове здоровыми колонками, из которых неслись адские звуки перегруженной гитары и высокого мужского фальцета, вопящего "А ю реди фо э гуд тайм".

– Смотри, Хвост, высокое напряжение до добра не доводит, перегорят у тебя пробки, – крикнул вслед Инь, но этот совет явно не был услышан тем, кому он предназначался.

– Эх, молодежь, – сокрушенно покачал головой Инь.

– Ой-ой, какие старички тут песок сыплют, – улыбнулась Серебринка.

– Ты давай, отряхивайся почаще, а то у меня песок очень суров, как цемент – не отстирывается совсем, – хмыкнул арасайка.

Так, болтая и подкалывая друг друга, собеседники вышли в сад. Слева у террасы было уже достаточно много народа. Серебринка указала туда рукой:

– Видимо там светопреставление от Зура.

– Что за светопреставление, – голос из-за спины заставил вздрогнуть обоих и обернуться.

– Здравствуйте, мессир! – Инь учтиво склонил голову в знак приветствия, потом, немного подумав, сделал реверанс, затем, пошевелив извилинами еще пару раз, резко выпрямился по стойке смирно и щелкнул каблуками, сомкнув пятки. – Тут это… Небольшой забег в ширину. Такой, знаете, бордельеро… – и выждав пару мгновений добавил, - Сэр!

Глубокий взгляд пронзил арасайку насквозь. Инь поежился, но заметив в уголках этих грустных, но строгих глаз веселые искорки, решил продолжить свое обычное дурачество.

– Господин Маршал! Народ для разврата собрался! Ждем только Вас, герцог Де Зир!

– Вольно, солдат! – высокий человеко-образный кот удовлетворенно кивнул арасайке, подыграв тому в сцене "великий генерал принимает рапорт от рядового солдата".

– Привет Буль, давно тебя не видели. Где ты пропадал? Все соскучились! – Серебринка просто была рада видеть старого товарища.

– Привет, Серебринка, ты все краше и краше, сверкаешь как золото! – Буль улыбнулся девушке, потом посмотрел на арасайку, затем перевел взгляд на собравшихся у террасы.

– Говоришь, соскучились все? Ну, значит, сейчас порадуем друг друга, ведь я тоже очень соскучился по вам по всем! – взгляд его с терраски переметнулся на Иня, – Кроме тебя, зеленый остряк!

– Я не остряк, Вашбродь! – арасайка бодро козырнул. – Поскольку стрелы использую исключительно тупые, попрошу впредь именовать меня Повелитель Тупости! – Инь гордо расправил плечи и задрал подбородок.

– Уболтал, чертяка языкастый, – засмеялся Буль, и все трое пошли по направлению к терраске…[/spoilers][spoilers=Глава 2]***

– Как думаешь, сегодня эти придут?

– Которые?

– Ну те, что постоянно меня цифрой два маркируют… – обиженно произнес носитель двойки.

– А тебе что ли завидно, что меня первым номером, а тебя только вторым? – поинтересовался обладатель единички.

– Нет, ну а почему всегда ты первый, а я второй, несправедливо! – двоечник не унимался.

– Вот вы дурни! – в разговор вступил третий. – Какая разница, кто первый огребать будет? А кого вторым заковыряют? Нам не об этом надо беспокоиться!

– А оп чем же, оп чем? – второй с беспокойством смотрел на третьего, который очевидно был главным в этом трио.

– Не "оп чем", а "о чем", учи русский, а то так безграмотным и помрешь! Куда только Акелла смотрит! – третий критически покачал головой.

– Да ты не ругайся, Телкоран! Ты толком скажи, чего задумал? – первый выжидательно смотрел на босса. Второй, бросив взгляд на первого, согласно кивнул и тоже вперился глазами в вожака.

– Задумал, задумал! Более того, уже послал Сойским Девам весточку, самому Дейву! Жалостливую такую весточку, – дроаг Телкоран недобро оскалился, глядя на своих помощников. – Нехай Девы либо этот сброд прищучат, порежут им крылья, а то ишь размахались…

– У меня от их размахов уже живот постоянно болит, – опять некстати встрял дроаг-двоечник, перебив Телкорана. Но получив от первого увесистый шлепок по шее сразу же закрыл рот.

– Ты, Изничтожитель, учи не только русский язык, но и хорошие манеры, а то тебя прихлопывать не только эти букашки будут, но и я тебя когда-нибудь сам прибью сгоряча, – вожак грозно пыхнул огнем.

– А я чего? Дециматор вон тоже, – начал было двоечник, но его властно прервали.

– Закрой пасть! А если слов не понимаешь, буду учить тебя по-другому…

– Ааа! Не надоооо!!! – Изничтожитель бегал вокруг Телкорана, пытаясь увернуться от его огненного дыхания, наконец, сообразив кое-что, забежал за Дециматора, спрятавшись у него за спиной.

– Еще раз… И все! Я этого больше не потерплю, – Телкоран был взбешен, но старался вернуть себе самообладание. Изничтожитель боязливо жался за спиной напарника.

– Вот что, – Дециматор обернулся к собрату, – Иди ка ты на ту сторону, пусть босс успокоится, а то неровен час…

Договаривать фразу он не стал, смысл ее и так был понятен всем троим. Изничтожитель быстро закивал и трусцой засеменил влево, в другую половину зала. Проводив уходящего дроага взглядом, Дециматор обратился к Телкорану.

– Босс, а ты думаешь Девы нам ответят? Мы же в резервации у этих варваров, где медведи с бололайками в городах живут?

– С какими бололайками? – Телкоран с удивлением смотрел на Дециматора.

– Ну бололайка. Хммм…Боло… Лайка…Это скорее всего помесь болонки и лайки, порода собак такая. Что-то типа гнолов, только на четырех лапах ходють, и волосатая как не знаю что… Хотя нет. Это наверное болотная лайка…

Видя, как лицо Телкорана начинает морщиться, будто от зубной боли, Дециматор решил остановить свои словесные выверты, зная нетерпимость босса к измышлениям, не основанным на точных знаниях или реальных фактах.

– Дециматор, ты же не такой дурень, каким хочешь казаться, – подумав о чем то, Телкоран вдруг успокоился, а потом даже усмехнулся, – Нет там никаких ни медведей, ни боло-лаек…

– Ну это я так, слышал как-то тут недавно, причем от самих же местных букашек, что про них буржуйские букашки говорят.

– Ну и не размножай эти бредни. В общем надеюсь Сойские Девы что-нибудь для нас сделают, чтобы всяким людишкам и иже с ними жизнь медом не казалась.

– Чего-то я в это не особенно верю, босс. – Дециматор как-то тяжело вздохнул. – Вон, намедни, все старания Талонских Зэков считай дракотам под хвост пошли. Старались, старались, захламляли базы, захламляли… Даже ихние умельцы, как их там… а, Кромзеки! Вот они даже умудрились какое-то железо поплавить. Помнишь, пару дней вообще никого не было тут? Ну и вот. Только вроде всем нам полегшее стало, так на тебе! – Дециматор смачно сплюнул, понаблюдал, как едкая ядовито-зеленая лужа на полу проела древние плиты, потом снова обреченно взохнул, заканчивая свою печальную повесть.

– Сразу эти букашки завопили, заверещали. Говорят весь хворум какой-то завайнился, даже на ютюбе видос выклали, во как!

– Ты где же, ирод, таких поганых слов нахватался? – Телкоран неодобрительно смотрел на Дециматора.

– Ну мы-то, с Изнечей, чай не в офицерской столовке обслуживаемся. В наших кругах еще не такого услышишь…

– Ясно, надо браться за ваше воспитание, – усмехнулся главный дроаг, но поскольку до самого Телкорана также доходили отголоски разных слухов и сплетен, то ему стало интересно, чем же дело закончилось. Что на уме, то и на языке: – И чем дело закончилось?

– Ну вроде как эти твои Сойские Девы какой-то Севалак заменили, прикинь, Севалак! Зовут, как нашего соседа-дракона! Ну и вот, заменили Севалак, а там сам понимаешь – и железо новое, не плавленое, вот уж не думал, что Севалак внутри железный, – хмыкнул Дециматор, но сразу продолжил, – И базы о-го-го какие…

– Какие? – главный дроаг снисходительно улыбался, понимая, что Дециматор говорит о том, чего совсем не понимает, хотя для самого Телкорана картина стала понятной, едва его помощник обмолвился о замене сервака, перепутав его с Севалаком.

– Такие! Не захламленные, вот какие. Девственно чистые! – Дециматор и Телкоран обернулись на втихую подошедшего Изничтожителя, который уже успел забыть про недавний урок держания языка за зубами, и теперь снова был готов извергать на слушателей словесные потоки. – А Севалак там, покруче нашего соседа будет мощностью. Понятно теперь, почему он летает. Ай-яаааа…Чего вы? Так все говорят!

Последние фразы Изничтожитель голосил на ходу, со всех ног улепетывая на свою половину зала, спасаясь от огня Телкорана. Оставшись опять вдвоем, Дециматор и его босс переглянулись и дружно захохотали. Изничтожитель обиженно скорчил рожу из своего угла, потом надулся и отвернулся.

– Ну что же, посмотрим, что день грядущий нам готовит, – философски произнес Телкоран, глубоко вздохнув…

***

Никогда еще Храм Неба не видел такого количества буринаев. Они толпились на центральной площадке, бегали друг за другом по островкам и проходам, будто играя в догонялки, несколько черно-белых тушек упражнялись в кувырках, делая эффектные обратные сальто, как заправские циркачи. Над всей этой мельтешащей массой стоял ровный гул, сливавшийся из барсучьего верещания.

Гости Храма Неба – искатели приключений со всего Норрата, вместе с дроагами – старожилами древнего города Дракуров с изумлением взирали на непрекращающееся постоянное броуновское движение тушек, которое создало настоящий хаос, черно-белый бедлам в этом чопорном предбаннике дракуровых городских районов и подземелий. Наконец орда буринаев дружно нырнула в один из потайных ходов, дав возможность всем оставшимся ощутить чувство абсолютной пустоты…

– Что это было?

– Жесть!

– Вы видели? Видели?

– О май гад…

– Капец! Братцы! Я в ауте!

– Помяните меня, то ли еще будет…

Постепенно подобного рода высказывания наполнили вакуум, оставшийся после исхода орды буринаев, тем не менее, факт нашествия подтолкнул Норрат к очередным предположениям и рассуждениям о грядущих временах и дал толчок к появлению новых слухов и сплетен о том, что недавно произошло в Храме Неба…

***

– Предлагаю назвать предстоящую операцию – "Акция принуждения к миру"! Ну или можно одну букву в названии поменять и всем станет стра-а-ашно… – арасайка хитро прищурился и сделал паузу, ожидая очевидный встречный вопрос.

– Какую?

– Заинтриговал…

– Опять Инькины загадки…

– Какую букву поменять?

Инь важно поднял руку, требуя тишины.

– Букву "И" на букву "О", – фраза была произнесена таким тоном, который означал, что на этом объяснение закончено и что, мол, все должны сами додумать, что должно получиться, так как автор не считаем возможным опускаться ниже своего интеллектуального уровня, утруждая себя разжевыванием прописной истины…

Конечно это была очередная арасайкина провокация, без которых он жить не мог, пытаясь везде, где было уместным, разыграть некий спектакль на потеху публике. Вот и сейчас Инь горделиво и важно повел плечами, затем взмахнул крыльями и только было собрался куда-то умчаться, как перед ним из ниоткуда возник коренастый бородатый гном, будто скала, преградивший путь.

– Мы сейчас тебе букву "И" на "О" поменяем, чтобы ты не изгалялся над сурьезными людьми, – Уг, играя роль строгого недовольного начальника, стоял перед арасайкой, грозно сдвинув брови к переносице и уперев руки в боки.

– А еще можно левое крыло с правым поменять, ну или хотя бы попробовать, и посмотреть, что потом получится? – Буль заблокировал арасайке отступление, встав со спины.

– Ээээ… Собственно ничего мне менять местами не надо, я и так красивый, и имя у меня получше, чем у некоторых! Хотя конечно не такое звучное, как Уг или Буль… – Инь потолкался вперед-назад. Безрезультатно. Тогда решил попробовать протиснуться вбок. Слева было вроде как места побольше.

– А это ты верно подметил, верно! – гном разгладил бороду. – Только вот сути дела это не меняет. Как говорил классик: "Вызывает интерес твой питательный процесс… Вся общественность согласна! В общем ты идешь в разрез!" – гном рубанул рукой перед арасайкой сверху вниз, обозначая направление разреза.

Инь почти уже вылез из-под пресса Уги-Буля. А потому решил парировать напоследок.

– Руки коротки и ноги тоже. Не догонишь, не разрежешь…

К несчастью для арасайки образовавшуюся спасительную брешь в последний момент перекрыл своим телом Зур: – Хорошая погода, не правда ли?

– Ааа, главный буринай! – Инь поджал губы, показывая всем видом расстройство и огорчение тем, что "побег из Шоушенка" сорвался в самый последний момент.

Ища возможные пути спасения, арасайка посмотрел вверх. Выбраться туда не представлялось возможным. Посмотрел направо. Там даже остававшуюся узкую щелочку закрыл только что подошедший Эльв.

– Замуровали, ироды! – с этими словами, Инь вскинул руки к небу, а потом вдруг резко перекрестился и стал уменьшаться, и затем со словами "Вот что крест животворящий делает" метнулся в ноги окружившим его.

– Держи муху!

– Ату его!

– Куда-а-а!!!

– Ловите!

Четыре возгласа потонули в дружном смехе остальных рейдеров, наблюдавших импровизированное представление.

Попетляв вокруг ног, арасайка ловко выбрался наружу и мигом забрался в толпу, вопя на ходу "Врагу не сдается наш гордый Варяг"…

– Ах, ушел, чертенок! – Уг прищелкнул языком. – Ищи его теперь среди рейда, как иголку в стогу сена.

Из кучи народа раздался ехидный голос: –Иголка не иголка! А кому будет колко!

– Ничего, ничего, поговори пока. Я тебя на пуле достану. Как поймаю - засушу и в свой гербарий положу! – гном улыбнулся, подмигнул Булю.

Тот зажмурил один глаз, вживаясь в образ Ярмольника из Капуцинов, и, подняв руку, обронил:

– Я буду участвовать!

– Где мой бифштекс! – тут же подхватил эту тему Зур.

Из толпы снова раздался ехидный голос:

– Каклетки тебе, Зури, никогда не простят измены с бифштексами, так и знай! И вообще, парни, кончайте эти сопли! Вас ждет вторая серия!

– О! Инь поумнел! – Уг улыбнулся стоящим рядом Эльву, Булю и Зуру. – НАС ждет! А его не ждет, потому как кое-кто будет у меня в гербарии пылиться.

– Ладно, предлагаю перемирие, – из толпы вынырнула голова арасайки. – Требую переговорщика!

– Щас будет тебе переговорщик, а заодно и какава с чаем, – гном стукнул сжатым кулаком в раскрытую ладонь.

– Смею напомнить, уважаемому гному, что его интерес надежно спрятан кое-где, и про это место знает только кое-кто! – Инь невинно закатил глаза к небу и шаркнул ножкой.

– Что за интерес такой? – Буль посмотрел сначала на арасайку, потом перевел взгляд на гнома.

Уг от неожиданного поворота событий непроизвольно заткнул бородой рот, потом решил закашляться, чтобы скрыть смущение и выиграть время.

– Опять что ли на пару химичите? – Зури хитро улыбался. – Я буду участвовать!

– Короче, предлагаю простое решение, – Инь решил ковать железо, пока горячо, пользуясь преимуществом временного замешательства Уга.

– Какое решение? – Эльви с интересом смотрел на Иня.

– Ну говори, чего надумал, – Уг, почувствовал, что сейчас самое время замять так неудачно всплывшее дело с секретным свертком.

– Я объясняю, что будет, если поменять букву "И" на букву "О", а вы делаете себе сэппуку…

– Что? Чего ты сказал? – все четверо стоящих напротив арасайки от неожиданности переглянулись – "не ослышались ли они"?

– Чего переглядываетесь? Вы ослышались! Я сказал "вы делаете себе мемвайп"! Про сэппуку, если что, я ничего не говорил.

– Ааа, ну если только мемвайп, а не сэппуку, тогда ладно! Ну, продолжай…

– В общем я говорю, что получится после замены букв, и все будут довольны, и рейд больше не будет терять время, а пойдет реализовывать нашу "Акцию по принуждению", – Инь обернулся к остальным, не давая возможность принятия единоличного решения лидерами рейда – Согласны?

Нестройный хор голосов рейда дал положительный ответ. Арасайка вынырнул из толпы полностью и встал посередке между рейдом и его лидерами. Вскинув одну руку вверх, будто драматический актер, собирающийся прочесть душещипательный монолог, Инь заговорил не спеша.

– Если поменять в названии нашей боевой операции, которая звучит как "Акция принуждения к миру" букву "И" на букву "О"… – говоривший опять сделал паузу, как в театре.

– Нарываешься, крылатый, – Уг грозно двинулся в направлении арасайки.

– Тогда название можно будет прочесть в следующем виде, – Инь повернулся к приближающемуся гному и жестом попросил того остановиться, затем продолжил.

– Акция… Принуждения… К мору! – сказав последнее слово, Инь вовремя рванул в сторону рейда, в последнее мгновения увильнув от рук Уга. Уже скрывшись в толпе он позволил себе добавить.

– Акция принуждения к мору – очень устрашающая операция для тех, на кого она направлена. И вообще, вы обещали мне амнистию!

– Подсуетился, заранее все продумал, хитрец. Ладно, живи. Авось пригодишься еще сегодня, – Уг махнул рукой в сторону предполагаемого местоположения арасайки.

– Однако, за затяжку времени, я, как самый ответственный тут, не могу не наложить штраф на виновника. Минус двадцать ДКП. Решение принято и обжалованию не подлежит, – гном хлопнул в ладони. – Базар закрыт, к делу!

– Произвол! Грабят! Требую пересмотра! – тонкий жалобный голосок потонул в гулком хохоте рейдеров.

Правда орущий фальцетом Инь на самом деле совсем не был расстроен, вечер удался – Уг, как и ожидалось, поддержал комедию, моментально войдя в роль антагониста, и отлично сыграл ее от начала до конца, да и остальные трое – Буль, Зур и Эльви, также добавили немало красок и драматизма. Спектакль вышел на славу, все смеялись, у всех было отличное настроение, а это есть залог успеха.

Рейд двинулся по хорошо знакомому пути, принуждая к мору на своем пути все, что не хотело принуждаться к миру…[/spoilers][spoilers=Глава 3]***

– Как думаешь? Чего там Уг с Инем химичат? – Зур кинул очередной таунт на Телкорана и только после этого обернулся к напарнику.

– Чего-то химичат! Это факт! У Иня все время физия хитрая, а Уг прям стреманулся, когда арасай ляпнул про кое-что кое-где, – Буль на автомате вкладывался в Дециматора, не стараясь выдать максимальный результат, гораздо важнее сейчас было не пропустить нужный момент в партии с Телкораном.

– Да уж… Кое-что, кое-где, про которое зн, переглянулись и чуть не засмеялись.

– Так-так! С каких это пор, уважаемый Зур, мы порочим расу буринаев? – вопросил гном, уперев руки в боки. Вопрос прозвучал вроде бы строго и даже едко, но со сквозившем в интонации плохо скрытым задором.

– Кто это тут безобразит? – Нави в том же тоне и с тем же настроем, что и УГ, продолжила ает кое-кто, – усмехнулся Зур. – Надо их расколоть, пусть берут нас в долю. Предлагаю начать с зеленого.

– Стоп дамаг, Зури, перехватываю! – Буль переключился все свои мощности на Телкорана, одновременно исхитрившись повесить на того агрилку с миф-бафа и жахнув вокруг себя мощнейшей позиционкой.

– Есть, стоп-дамаг! – Зур на время перестал дамажить и агрить, даже авту выключил. – Пост сдал! Намед твой!

– Пост принял! – Буль начал методично реализовывать свой каст-ордер, закрепляя на себе дроага Телкорана. – Думаешь с зеленого лучше начать? Может, к нашему доброму гному сначала подкатим? Всяко, господин Барон, нам не откажет, и потом, я его знаю как свои пять пальцев, хоть он еще тот фрукт, конечно!

В то же мгновение раздался голос Уга: – Зур, Зур! Стоп дамаг! Буль перехватывай! Все бьем через Буля!

– Перехватили, все в норме, босс, – крикнул в рейд временно безработный Зур, получивший несколько секунд передышки, и помахал рукой гному, хотя тот вряд ли мог увидеть его жест в пылу боя. Затем негромко продолжил, обращаясь к напарнику.

– Думаешь сначала к Угги? Здается мне, что тут больше Инь мутит воду, а Уг старается не обострять. Разруливает, так сказать. Хотя может ты прав. Наверное, тогда действительно лучше пошушукаться с Бароном. Кстати, можно предложить помощь боссу против этого зеленого пройдохи. Задавим муху авторитетом! – Зур хищно улыбнулся, глядя на Буля, засылающего в Телкорана очередной агро-болт, потом перевел взгляд на Дециматора, размахнулся и с оттяжкой опустил свой меч тому промеж глаз…

Инь стоял в нескольких шагах за спиной Уга. Практически на одной линии рядом с ним в поте лица трудился Эльви, безжалостно опустошая свой колчан. Стрелы летели беспрерывно, одна за одной, а иногда зараз их срывался целый веер из четырех-пяти, постепенно превращая троицу дроагов в прямостоящих ежиков. Инь не отставал от своего старшего боевого товарища, посылая вереницы смертоносных приветов Дециматору, периодически поражая и стоящих с ним рядом Изничтожителя и Телкорана.

– А кое-кто не горит желанием поделиться кое-гдейным интересом с кем-то, отдаленно не напоминающим одного музыканта с окладистой бородой? – Эльви, не поворачивая головы, ибо удержание прицела не терпит отвлечений взгляда, произнес фразу ровно с той громкостью, которая была достаточной, чтобы ее мог услышать Инь, стоящий рядом.

Бурная мысленная активность в небольшом арасайском черепе никак не проявилась на его лице. Движения рук от колчана к тетиве ни на секунду не замедлились. Тем не менее противоречивые чувства уже вовсю боролись внутри зеленого крылатого стрелка.

– Эльви хороший парень… Но секрет-то не только мой… Откажу Эльви, может обидеться… Но секрет-то не мой… А что такого страшного, если взять его в долю? А кто ты такой, чтобы решать это единолично? А не стать бы дестабилизирующим фактором в отношениях Эльва и Уга… А может Уг и не против взять Эльва в долю? А если щас Эльву не ответить и идти советоваться с Угом, Эльв может не так понять и обидится… Ааааа, карамба! И ведь сам во всем виноват, ляпнул про интерес… Что терь делать то? Надо сказать… Не имеешь права, секрет не только твой… Отношения с товарищами портить нельзя… Ищи выход… Все должны быть довольны… Так не бывает, это не возможно… Сделай невозможное! Но для начала смени цель, ибо номер один уже лег…

– Дециматор готов, бъем Изничтожителя, – спокойный рассудительный гном продолжал координировать слаженную работу рейда.

Инь в толпе никак не мог самостоятельно взять в прицел Изничтожителя, слишком маленький рост арасайки лишал его возможности смотреть поверх голов. Чтобы не терять драгоценные секунды, стрелок решил проассистировать активному танку, коим сейчас являлся Буль.

Как бы давая самому себе команды и комментируя их исполнения, арасайка бурчал себе под нос: – Буль в прицел! Есть… Цель Буля в прицел! Есть! Ну здравствуй двоечник мой!

Инь с воодушевлением выполнил серию пулов. Удостоверившись, что бесперебойное преобразование Изничтожителя-дроага в Изничтожителя-ежика запущено, арасайка вновь занялся решением дилеммы сохранения мира во всем мире…

– Амиго! Кури бамбук! – Зур включился в противостояние с Телкораном, который был уже крайне недоволен активностью Буля, о чем не преминул сообщить всем стоящим рядом. – Буль, тормози, перехватываю!

– Давай, давай! Я не дамажу уже! – Буль перестал наносить удары, пытаясь избежать гибельного проклятия Телкорана. К несчастью как раз перед "сменой караула" была запущена долгоиграющая агро-позиционка, возможно поэтому для Телкорана Буль все еще оставался враг номер один. Это было чревато…

– Зури, хватай его! Зури? – Буль кинул взгляд на партнера и похолодел…

– Буль, стоп-дамаг! Зур – перехватывай! Рейд, бъем через Зура! – очередная команда Уга дала новое направление атак. Но что-то шло не так… Уг чертыхнулся в сердцах. – Буль, стоп-дамаг! Зур – перехватывай имя… Перехват!!! Держите танка!!!

***

– Босс, Дециматю срубили. Меня лупят! Босс, ты же обещал, что сегодня у них будут сюрпризы? – Изничтожитель паниковал.

– Не верещи, дурень! – Теклоран был спокоен, как удав, хотя внешне на него был совсем не похож. – Держи удар, защищайся, парируй, отвечай! Твое дело сражаться, вот и сражайся, как подобает дроагу! А сюрпризы надеюсь будут…

***

– Поднимите Буля! Хвост, Келли, Хрю… Цепляйте имя! – гном был взбешен, наблюдая, как Телкоран гуляет по рейду, оставляя после себя серые ауры трупов. И даже в этом состоянии Уг старался контролировать эмоции, отдавая команды как можно более спокойным тоном. Но чем дальше, тем меньше оставалось резервов для сохранения этого спокойствия. Когда больше половины рейда почили в бозе, гном понял, что схватку уже не вытянуть, тем не менее, рук не опустил.

Заметив, что Телкоран с Изничтожителем достаточно далеко отошли в сторону, Уг рванулся к Булю, надеясь поднять его, а заодно разобраться, что случилось с Зуром. К несчастью на подходе к цели на него, наконец, обратил внимание главный дроаг, что не преминуло сказаться на самочувствии и общем физическом состоянии гнома. Мощный тугой поток пламени, словно таран, ударил в спину. Уг отлетел прямиком к лежащему Булю, на ходу сгорая в клубящейся плазме дыхания Телкорана. Последним, что успел осознать гном, будучи уже на грани перехода в мир иной, было видение того, как развоплотилось тело Зура…

Очнувшись в посмертии, Уг оценил масштаб трагедии. Единственными все еще сопротивлявшимися натиску двух дроагов оставались две девушки, Нави и Лори. Как бы ни хотелось ему помочь им, возможностей для этого уже не существовало. Оставалось лишь наблюдать печальный конец. Развязка наступила слишком быстро, сначала для Нави. Огромная лапа Изничтожителя просто смяла маленькую фею… Лори продолжала упорно сопротивляться натиску разъяренных дроагов. Один щит сменялся другим. Но защита таяла слишком быстро. По сути, Лори была обречена…

– Лори, ты у нас получается Последний Герой, но… – невеселый голос гнома проник в ее сознание, – Будем готовить новый пулл, так что… в общем давай, заканчивай, ждем тебя…

***

Телкоран свысока глядел на Изничтожителя и вновь возродившегося Дециматора. Последние были явно довольны, особенно двоечник.

– Что! Получили? Так вот, жалкие букашки. А то повадились, понимаешь… – казалось, что словесный поток Изничтожителя прервать было невозможно. Телкоран и Дециматор лишь снисходительно переглядывались.

– И так будет всегда! И так будет со всеми, кто тут посмеет появиться! Это говорю вам я – непобедимый воин, имя которому Изничтожитель! Я вам всем покажу, и Куськину мать, и где раки зимуют, и кто в доме хозяин, и почем фунт лиха, и на черта попу гармонь, и откуда… – внезапно вопли Изничтожителя будто застряли у него в горле.

Телкоран почувствовал ауру приближающихся существ. Это были те же самые, только что уничтоженные букашки, возродившиеся и жаждущие реванша. Помыслы их были полны решимости не отступать и не сдаваться, в общей ауре не присутствовало ни эманаций страха, ни колебаний или неуверенности в своих силах, наоборот Астрал был насыщен их желанием, стремлением победить…

Их еще не было видно, они были всего лишь на середине пути от портала до места дислокации Телкорана. В этот момент странное ощущение пронзило мозг дроага. Кто-то посторонний, инородный вот-вот возникнет прямо тут, среди них, троих дроагов. Ощущение было настолько сильным, что его почувствовал и Дециматор, стоящий рядом.

– Босс, сейчас что-то случится!

– Все возможно, будь готов к бою, – Телкоран кивнул Дециматору и поглядел на Изничтожителя, стоящего в другом конце зала. Тот беспокойно вращал головой, очевидно тоже испытывая непонятное беспокойство. Наконец Телкоран понял, что всего несколько мгновений отделяет его от познания истинной причины астрального возмущения…

***

– Не понимаю, чего они набросились на меня? Я же ничего такого не делала, как обычно все…

– Келли, ты тут ни при чем, просто Зур должен был перехватить намеда, сняв проклятие с Буля, но не перехватил, поэтому Буля срубило. Вот имя и ушло в рейд, – Уг пытался спокойно объяснить разгоряченным рейдерам причины вайпа.

– Ааа, значит это не я, а Зур. А то я думаю, чего они все на меня сорвались, я же все нормально делала, – Келли успокоилась, даже немного расслабилась. – А что же Зур? Чего не перехватил, надо же было перехватить, чтобы проклятие на Буля не повесилось. Это же правило тут такое, перехватывать…

– Келли, Зур не с нами. Видимо что-то лагануло и его вынесло, – Буль прервал поток вопросов от Келли. – Уги, надо решить, если Зур не сможет вернуться к нам, кто вместо него?

– Подождем немного. Если не объявится, тогда будем решать, – гном не спеша обвел всех взглядом, потом добавил: – Танков у нас вроде бы хватает, не все правда хорошо экипированы, но думаю, это не самая большая проблема?

– Броня крепка и танки наши быстры, – Хвост браво хлопнул себя латной перчаткой по торсу, гордо распрямил плечи и продолжил, на ходу видоизменяя текст песни: – До безрассудства яростью полны…

– Когда зальются спиртом из канистры… Своей великой родины сыны, – выдал моментальный экспромт на предложенную тему Уг, на ходу переиначив всего лишь одну строчку, но кардинально при этом изменив общий окрас стиха. Рейд гулко засмеялся. Смех снял некоторую напряженность среди рейдеров, возникшую после вайпа.

Рейд-лидер снова оглядел своих соратников, с удовлетворением отметив про себя, что лица многих расправились, повеселели, значит люди готовы продолжить поход. Вдруг взгляд гнома задержался на арасайке. Зеленый вел себя как-то тихо, это было на него не похоже.

– Или что-то задумал, или одно из двух, – подумалось Угу. – Надо бы проверить…

Гном прокашлялся и потом зычным голосом начал.

– Чего-то у нас Инь подозрительно молчит, ни разу не вякнул… Видимо несладко под ногой у Телкорана. Как вспомню, кровь в жилах стынет. До сих пор перед глазами зеленая лужа, в которой стоит левая лапа дроага, а из-под пятки крылья торчат…

– Вяк! Вяк-вяк! Вяк-вяк-вяк! – Инь сопровождал свои "вяки" взмахами крыльев.

По рейду снова прошла волна смеха.

– О! Черепно-мозговая травма на лицо! Звуки в слова уже не складываются, – гном усмехнулся и добавил, – Но сила воли поразительная. Ни слова сказать не может, но все равно вякает!

– Ничего, отойдет скоро. Потом сами жалеть будем, – посмеялся Буль.

– Позвольте, господа! Что за поклеп вы тут на меня наводите? – связная речь потекла из уст арасайки, как ни в чем не бывало. Подлетев к гному, Инь сделал не то легкий реверанс, не то просто потряс поднятой вверх рукой, обозначая начало своего обращения: – Не будет ли любезен Уг…

– Будет, будет, шашлык из тебя будет, – с усмешкой прервал его гном и только хотел было закончить свою мысль, как Серебринка звонко огласила радостный факт возвращения Зура. Рейд оживился.

– Ну и отлично, замену выбирать не надо, – подытожил Уг. – Дожидаемся Зура и идем натягивать Телкорану глаз на пятую точку.

– А чего мы его тут дожидаться будем, выдвигаемся на место, путь же зачищен? – Буль вопросительно глянул на Уга.

– Согласен, идемте вниз, – гном первый направился в тоннель. Следом за ним с шуточками-прибауточками нестройными рядами двинулся весь рейд, с каждым шагом подначивая себя на блицкриг.

Повернув направо и спустившись еще немного, не дойдя до поворота налево буквально пять-десять метров, рейдеры неожиданно вместо ожидаемой всеми фигуры Зура увидели спешащую им навстречу бравую троицу во главе с Телкораном. Намерения дроагов были явно не мирного характера. В условиях узкого коридора, сковывавшего маневры рейда, учитывая внезапность нападения, обусловившее неготовность к отражению вероломной атаки врага, все преимущества оказались на стороне дроагов. Поэтому ожидаемо, что бой был короткий, а его исход предсказуемым и неблагоприятным…

***

– Как ты его, Деци! Сразу хрясь! Раз, два! Раз, два… А потом я его – раз, два… А потом босс – шлеп и готово, – Изничтожителя было не заткнуть. Тот бегал по залу, и радостно вопил. – Он даже подумать ни о чем не успел! Только появился и сразу – хрясь! Деци молодец, пнул так пнул! А я его тоже – хрясь! Раз, два и готово! А он даже не понял ничего. Только появился и я его сразу шлеп и наглухо!

Дециматор с усмешкой произнес негромко, обращаясь к Телкорану:

– Чем дальше, тем интереснее. Били все трое, я его практически наполовину заковырял, Изнеча успел поковырять немного и потом ты, босс, сваншотил одним ударом. Но чем дольше слушаешь нашего двоечника, тем меньше действующих лиц получается, вот тебя уже даже и не упоминают, да и меня похоже тоже…

Изничтожитель, нарезая очередной круг, излагал очередную версию:

– Будешь теперь думать, как тут в наглую в одиночку появляться, ничтожная букашка. Запомнишь меня, великого дроага по имени Изничтожитель. Как я тебя сваншотил одним ударом, едва ты появился. Мне всего лишь пришлось пошевелить мизинчиком и ты труп!

Телкоран засмеялся: – Да, Дециматор, ты прав. Сейчас мы имеем уже ваншот от мизинца Изничтожителя, боюсь предположить, что будет дальше…

– Дальше, наш двоечник начнет переписывать историю развития событий по итогам второй победы на букашками. – Дециматор с улыбкой следил глазами за Изничтожителем. – Для начала скажет, что это была его идея, сразу после кила этого одиночки рвануть в тоннель, к основному отряду букашек, который с большой вероятностью должен был незаметно для себя войти в состояние боя, а значит лишиться нормального отхила. Плюс эффект внезапности и отсутствия маневра в узком тоннеле.

– А потом, – Телкоран подхватил настрой Дециматора, – наш великий воин скажет, что сам вырезал половину, а другую растоптал. Ну и завершится вся эпопея видимо утверждением, что бой был выигран благодаря его единственному удару по площади, который сваншотил сразу всех букашек…

– Да, да , да! Именно так и будет, – поддержал босса Дециматор.

Телкоран кивнул, затем посерьезнел. – Надеюсь ты не думаешь, что сегодня у нас больше не случится проблем?

– Ну, возможно пару раз нас еще смогут побеспокоить. Какую-то часть времени мы выиграли, но его у них еще достаточно много, что пытаться прорвать наш заслон в глубины, – Дециматор вопросительно посмотрел на Телкорана. – Какие мысли, босс?

– Если мы сегодня не пустим этих букашек вниз, то потом сможем стребовать со всех там внизу разные плюшки. А шанс не пустить есть. Время у них ограничено. А потому у нас две задачи. Первое, мы должны выстоять, иначе это будет прорыв. Чтобы выстоять – шансы у нас есть. Если ты заметил, у букашек опять проблемы старого характера. Их выкидывает из нашего мира. Им не гарантировано присутствие на протяжении боя. Мы этим воспользовались и в первый раз. И во второй раз вышло еще удачнее.

Телкоран посмотрел на Дециматора. Тот понимающее кивнул. Тогда главный дроаг продолжил.

– Наша вторая задача более специфична. Мало того, что мы должны выстоять, мы еще и должны затянуть бой как можно дольше, чтобы сократить букашкам время для повторных атак. Чем дольше простоим в каждом конкретном бою, тем меньше у них будет попыток атаковать нас еще и еще…

– Это может сработать, босс! – Дециматор решительно обернулся к Изничтожителю и крикнул, чтобы тот перестал метаться по залу, а встал на свое место и готовился к бою…

***

Рейдеры стояли в районе портала. У всех тикала слабость возрожденного.

– Да я даже охнуть не успел, как меня сложили, – Зур был зол на произошедшее, явившееся неудачным стечением обстоятельств. – Сначала лагануло и меня вынесло. Еле смог вернуться. Автоматом видимо в рейд попал. Даже оглядеться не успел, меня уже месили с трех сторон. А когда меня кончили, видимо навстречу вам двинулись.

– А мы-то тебя ждали, а вместо тебя три морды неприятной наружности, – Уг вновь постарался разрядить обстановку. – Меня с Булем сразу в первые пять секунд как тузик грелку. Да и не развернуться там было. Хаос… А все Инь виноват!

– Так? Чего опять началось? – арасайка возмущенно заверещал.

– А кто же еще? Ты, зеленый, слишком много вякал, вот и вякал беду, – гном хитро щурился.

– Беду накликивают, а я только вякал. Наезд не по адресу. Народ, признавайтесь, кто кликал, когда я вякал? Лучше добровольно признаться, чем мы с Угом щас будем расследовать это дело по парсу, – Инь встал рядом с гномом и состорил грозное лицо.

– Ты тут ко мне не примазывайся, пятно зеленое. Сам небось между делом и вякал и кликал, а теперь в откат пошел, – Уг пихнул арасайку в бок. – У тебя рот шевелился чаще, чем твои вяки звучали.

– Поклеп!!! Мамой клянусь, только вякал! Ни разу не кликнул, я и кликать то не умею. Как это делается-то? Клик! Клик-клик! Так что ли?

– Шухер, посоны, Инь снова Телкорана накликал кажись! – вступил в разговор Буль.

– Не виноватая я-я-я-я! Он сам пришел! – Инь бился головой об пол истошно вопя. Потом вдруг остановил свои конвульсии, хитро посмотрел вокруг: – А чё это вы все тут делаете? Кино-то давно кончилось?

Не прошло и пяти секунд, как все услышали "Группа крови на рукаве…". Харизматичный голос гармонично уложенный в энергичную пульсацию гитарного звучания поведал окружающим про порядковый номер, удачу и нелюбовь к траве. Ни у кого не вызвало сомнений, кто являлся источником звкуа.

– Вот, Хвост, молодец. Вывел зеленого на чистую воду! – Уг засмеялся, потом перевел взгляд на арасайку, – Значит говоришь "Кино давно кончилось"? Врешь, как всегда. Думаю, штрафануть тебя еще разок? Этак ДКП на пятьдесят?

– За сто, насияльника? Моя не понимай! – Инь почесал макушку, потом добавил по-русски, – Вообще-то там после первого штрафа пятидесяти ДКП уже и не наберется.

– Тогда условно! Это значит, если уважаемому гному что-то не понравится, условное наказание станет не условным, – Уг важно расправил плечи и по-отечески потрепал арасайку по плечу, – В общем ты на испытательном сроке, сынок! Смотри, не зли меня!

– Знаю, знаю, не злить тебя, а то убьешь, – хмыкнул Инь.

– Ну мы пойдем уже или так и будем тут трепаться? – Зур немного не рассчитал, и фраза прозвучала слишком громко.

– Го го го! – Прай тоже был готов и уже рвался в бой.

– Да это все Инь, задерживает всех тут, понимаешь, – Уг осуждающе покачал головой, потом скомандовал общий сбор и протрубил готовность.

Все были на месте. Рейд двинулся по тоннелю вниз к очередной своей битве…[/spoilers][spoilers=Глава 4]***

Усталые, но довольные рейдеры возвращались в замок на острове. Уг замыкал шествие в сопровождении своих ближайших помощников.

– Ну я думаю, если исключить ту пару неудачных пулов вначале, то мы можем вполне себе быть довольны. И хотя лагало у нас в рейде прилично, наших танков эта напасть больше не коснулась, а потому мы выстояли, даже несмотря на постоянные обрывы у вардеров и хилов.

– Ну обрывы вардеров и хилов мне как-бэ приятных минут не доставили, – буркнул Зур, – пару раз так на нуле оставался, что аж ёкало внутри…

Потом Зур кивнул на Буля и с улыбкой добавил.

– Если бы не знал, что котяра рядом, который если что всегда подстрахует, думаю невозмутимости у меня бы поубавилось. Хорошо когда есть надежный партнер!

– Можешь всегда рассчитывать на меня, – Буль похлопал Зура по плечу.

– Хорошо, что у вас есть такой классный гном, который для вас все делает и даже больше! – Уг хитро сощурился. – А то бы без гнома что делали? Ни агры, ни дамага, ни резистов, ни отхила, ни-че-го!

– Это даааа!!! – ответили оба танка одновременно.

– Вот то-то же, – Уг дружелюбно рассмеялся, потом посерьезнел. – Надо бы решить, кого-то мне в заместители, а то не всегда я могу с вами быть. Нельзя чтоб наши славные походы прекращались только лишь из-за того, что я не смог вас повести за собой.

– Эээ, борода, ты чего надумал? – Зур с тревогой посмотрел на гнома. – Ты давай заканчивай эти разговоры!

– Погоди, Зури, не кипишуй, – Буль примирительно положил руки на плечи Зуру и Угу, – Сейчас разберемся, что господин Барон имел нам сказать.

– Да чего разбираться, что хотел сказать, то и сказал, – Уг вздохнул полной грудью и продолжил, – Нельзя оставлять такую ситуацию, что все держится на одном человеке. Ну даже если и ты, например, Буль, возьмешься подменить меня, когда я буду офф, но и ты ведь не всегда можешь… А у Зура своих заморочек хватает, как у главного танка, я вообще на него иногда удивляюсь, как он спокойствие сохраняет. Я бы поубивал бы некоторых, да что там некоторых! Гном страшен в гневе, может и всех положить, – Уг невесело усмехнулся.

– Да всякое бывает, – Зур пожал плечами. – Кто-то из мудрых сказал: "Человеку свойственно ошибаться!"

– Эррарэ Хуманум Эст!

Все трое от неожиданности оглянулись. Чуть поодаль стоял ратонга среднего роста приятной наружности. Они только что прошли мимо него, увлеченные беседой, потому его неожиданное вмешательство немного сбило их с толку.

– Что, извините? – Зур переспросил незнакомца.

– Кто-то из мудрых сказал: "Человеку свойственно ошибаться". Мудрым был некто Марк Тулий Цицерон из Рима. Он и произнес: "Эррарэ Хуманум Эст!", ставшее впоследствии крылатым латинским афоризмом. Правда его фраза была немного длиннее и заканчивалась примерно так: "Стультум эст эррорэ персиварэ"…

– Глупо упорствовать в своей ошибке, – Уг кивнул, переведя латынь на русский, но потом добавил, – Мудрых было несколько, конечно римский оратор Цицерон – вероятно самая известная фигура, однако был еще Сенека-старший, последователь Цицерона. Считается, что именно благодаря ему собственно и стала известной фраза, без цицеронова продолжения. А вообще прообраз этого выражения появился еще аж за 400 лет до рождения Цицерона – у греческого поэта Феогнида…

– Да, но с другой смысловой нагрузкой, ибо там окончание фразы звучит иначе: "Эррарэ хуманум эст, игноссере дивинум", если не ошибаюсь, – ратонга отвесил элегантный легкий поклон, – Если мы переведем эту фразу на русский…

– С вашего позволения, – вклинился в диалог Буль, – Если мне не изменяет память: "Ошибаться - человеческая сущность, прощать – божественная" – вроде бы таков смысл? Надеюсь, вы простите меня за прерывание вашей интеллектуальной беседы. – Буль улыбнулся.

– Стоп-дамаг!!! – в разговор вступил Зур, – Вы все несомненно показали глубокие знания античной культуры. И мне, конечно, не хочется прерывать вас, в ваших филологических состязаниях…

Зур сделал небольшую фразу, что-то вспоминая, и потом продолжил:

– В общем мы можем тут долго говорить про человеческие ошибки и Цицерона. Хотя да, началось все с Феогнида и его "игноссере дивинум" – "божественного прощения". Скажу больше, в дальнейшем именно такая трактовка повторилась лет еще эдак через сто, или около того, уже у греческого поэта Еврепида в трагедии "Ипполит"…

Концовка фразы потонула в дружном хохоте остальной троицы. Бегло окинув взглядом всех троих, Зур тоже добродушно засмеялся.

– Я к чему начал это свое выступление, – продолжил Зур, когда веселье немного поутихло. – С кем имеем честь вести беседу?

Уг с улыбкой посмотрел на Зура и согласно кивнул.

– Крис Аль Экси Элиссмарский, Маркиз Де Рэти, – ратонга учтиво поклонился.

– А я гном, просто гном, простой и добрый, но кое-кто умеет меня доставать, и тогда я могу стать грозным и вредным, хорошо что этот кое-кто сейчас улетел подальше, – Уг усмехнулся в бороду и протянул руку ратонге, – Для друзей – Угги, а по паспорту Барон Уго Эль Ник де Турум.

– Очень приятно, Угги, – ратонга крепко пожал руку гнома, – Крис! Для своих я просто Крис.

– Зур, просто Зур! – представился инициатор знакомства, – В нашем роду, после того как папашка мой отошел от дел, дай бог долгих лет моему предку, я хоть и стал МА – магистром академии "ЗУР и Ко", но это особо не афишируется… Поэтому – просто Зур!

Крис и Зур раскланялись и пожали друг другу руки.

– Как поименовали меня не далее как сегодня, – вступил в беседу человеко-кот, – Сэр Буль, герцог Да Зир, – керра коротко усмехнулся, сделав отмашку хвостом.

– Это кто же такой умный? – гном поскреб затылок, – Хотя подозреваю кто, можешь не рассказывать…

– Именно, господин барон, наш Гринпис везде на бисс, – Буль улыбнулся, протягивая руку ратонге, –Просто Буль! Без "Де"…

– Всенепременно, – ответное рукопожатие было крепким, – Просто Крис, тоже без "Де". Надеюсь пословица "Керра Ратонге не товарищ" в нашем случае не сработает?

– Я мышей не ем, я кот цивилизованный, высоких кровей, – засмеялся в ответ Буль.

– Ну чтож, мы познакомились! Предлагаю оказать нашему новому товарищу немного гостеприимства и пригласить его в наш замок на рюмочку чая, а может еще и компота получится у зеленого вытянуть, – Уг перевел взгляд на ратонгу, – Если Крис не против?

– Крис не против, – ратонга улыбнулся, – Тем более я ведь не просто так встретился с вами здесь и сейчас.

– Так, давайте о делах чуть позже, – вмешался Зур. – Сначала – ты наш гость, а все остальное – это на потом, если конечно это не что-то архиважное и срочное.

– Ну нет. Срочности нет. Я с удовольствием приму ваше приглашение, – Крис сделал легкий поклон-кивок головой.

– Точно, дела подождут. За знакомство надо выпить и закусить. А наши повара славятся своим мастерством. – Буль хитро прищурился, – На ужин сегодня каклетки!

– Каклетки!!! – Зур счатливо потянулся, и вдруг заторопился, – Идем, идем, а то наши вон уже нас ищут – потеряли, понимаешь! Идем…

Уг и Буль рассмеялись. Крис вопросительно взглянул на них. Уг щелкнул пальцами и выпрямив вверх указательный многозначительно произнес:

– Магистр Академии "ЗУР и Ко" особенно ценит в жизни две вещи. Это каклетки и…

– И каклетки, – засмеялся в ответ Зур, – Чем больше каклеток, тем лучше, и с этим не поспоришь.

Теперь уже все засмеялись и дружно поспешили к рейду, остановившемуся в ожидании отставших…

***

– Я бью Дециматора напрямую. Танка может сложить, ищи потом цель, а тут дамаг-нон-стоп. Дециматора вальнули, нахожу второго. И опять напрямую. А потом уже все в Телкорана, – Инь парил рядом с Эльви, едва поспевая за его длинными шагами. – А вот в других местах уместнее через МТ дамажить…

– Ну в общем да, в этом есть смысл, – согласился Эльв, – хотя и эту троицу можно спокойно через танка бить.

Мимо скаутов рывком пролетел Хрю, замер впереди, потом снова рывком унесся вперед.

– Вон глянь, Хрю до сих пор лагает, бедняга, – сочуственно произнес арасайка.

– Это нам еще повезло, что нашего Зура только единожды вынесло в самом начале. Да и Буль молодцом держался все время. А то бы сейчас были все битые перебитые, – Эльв тягостно вздохнул, – У меня залипало периодически, стрельнешь, и смотришь как в замедленном кине, а там вообще стоп кадр.

– Та же шняга, пинг – то нормальный, то срыв джек-пота…

– Мальчики, тут народ интересуется, вы за кого? За большевиков, али за коммунистов? – Серебринка хитро улыбалась, заговорщицки переглядываясь с Нави и Лори.

– Гыыыы… Чаво? – Инь вдруг перестал улыбаться и, надев на лицо маску сурьезности, обернулся к Эльву с вопросом: – А бальшивики – эт хто?

– Думаю это те, которых чичас визде бальшинство, – ответил тот в тон арасайке, сымитировав деревенский говор.

– Ууу! Вот оно чаво, значит, – Инь поскреб затылок.

– Так все же, за кого вы? За большевиков, али за коммунистов? – Серебринка повторила свой вопрос. Арасайка, будто наконец решившись на что-то, упер руки в боки и, пронзив Серебринку решительным взглядом, задал встречный вопрос.

– А вы с какой целью интересуетесь, сударыня? Вы не с экситпулла?

– Сам ты, секси-пулл, – засмеялась Серебринка. Веселость передалась и стоящим рядом Лори и Нави.

Последняя, будто только что вспомнив нечто важное, неожиданно подняла указательный палец вверх, как бы призывая к себе внимание окружающих, и громко продекламировала: – Вызывает интерес… как там дальше про разрез?

– Ээээ, вы эти штучки гномьи бросьте! Ишь ты, вся общественность у них, понимаешь, согласна посмотреть на меня в разрезе!

– Арасай в разрезе… Так романтично, – Нави залилась смехом, к ней присоединились Лори и Серебринка.

– А что? Я вот тоже например никогда арасая в разрезе не видел, наверное впечатляющее зрелище! – хмыкнул Эльв.

– И ты, Брут?! А я то думал! Я надеялся, что хоть один! Хоть один слядапыт за меня, лошарика, будет. Эх, пора мне ныкаться, а то ведь и вправду на ломтики раздербанят. Уйду я от вас, злые вы! – Инь надул губы.

– Смотри, лопнешь, – Нави ткнула арасайке пальцем в щеку, прозвучал "ПУХК" и Инь сдулся, смешно зашлепав губами.

– Ха-ха-ха…

Взрыв девичьего хохота вокруг Иня провоцировал его на такую же эмоцию, которую, однако, тот никак не хотел допускать, ибо выбранная им для текущей ситуации роль веселости не предусматривала. Поэтому арасайке пришлось извернуться – посмеяться так, чтобы всем стало не смешно, передразнить, покривляться.

– Хе-хе-хе, хи-хи-хи, хо-хо-хо. Тьфу, не смешно!

Не смешно не стало. Ситуация усугубилась, так как теперь к хохотушкам присоединился еще и Эльв.

– Ну вас. Бессердечные мучители арасаев. Все, киса обиделась! – Инь взмахнул крыльми и взмыл вверх. Позади него веселье приняло угрожающий размах. Три девушки и Эльв чуть было не сгибались пополам в приступе смеха. Это уже было похоже на истерику, когда даже показанный указательный палец вызывал негасимую волну хохота, а вид соседа, корчащегося от смеха, словно катализатор, запускающий цепную реакцию, вводил тебя в еще большее неистовство.

– Киса-а-а! Зеленого цвета!

– С крыльями и без хвоста!

– Киса, размером с муху!

– Да еще и летает!

Инь, находясь в эпицентре веселья и, по сути, являясь его причиной, испытывал все более сильные позывы, разделить эти эмоции. Понимая, что сам уже не может дальше сдерживаться, но желая отыграть роль комичного строптивца до конца, арасайка рванул у всех над головами вперед, оставляя позади хохочущих товарищей. Пролетев на форсаже около пол-минуты, Инь опустился в нескольких метрах перед не спеша шагающим рейдом, возглавив это шествие в гордом одиночестве.

Статус-кво правда сохранился недолго. В какой-то момент до арасайки дошел факт того, что голосов за спиной он уже не слышит. Оглянувшись, Инь увидел, что рейд некоторое время назад остановился.

Что делать? Продолжить отыгрывать выбранную роль обиженной фифы, или найти повод, предлог, чтобы вернуться назад, в веселую компанию, и по ходу пьесы сориентироваться там с выбором новой линии поведения. Немного помешкав, арасайка наконец решился действовать. В тот же миг его фигура развернулась и, чуть приподнявшись над землей, скользнула в сумеречную мглу…

***

В этот вечер в замке было оживленно. Все с удовольствием познакомились с гостем, оказавшимся очень приятным в общении и неожиданно эрудированным в различных областях знаний. Крис поведал новым друзьям многие любопытные факты из жизни Норрата, свидетелем которым был он сам. Принимающая гостя сторона не осталась в долгу. То тут, то там вспыхивали воспоминания о необычных приключениях или каких-либо веселых случаях. Кто-то вспомнил о недавнем светопреставлении Зура в образе буриная на клумбе. Тут же завели разговор про недавнее явление воинов-барсуков народу в Храме Неба. Затем разговор плавно перешел на победную серию блицкрига в Глубинах Храма, благодаря слаженной работе всего рейда и особенно его главных танков – Буля и Зура. Последний немного охладил запал товарищей, критически оценив отдельные этапы похода, особенно самое его начало. Тут же разговор перекинулся на обсуждение лагов и прочих бяк, осложняющих жизнь приключенцев в Норрате. Но благодаря стараниям Уга беседа не успела увязнуть в негативе. Сознательно игнорируя рутину и проблемы, многомудрый гном перевел тему на более позитивные и приятные воспоминания из прошлого и ожидания от будущего.

Через некоторое время Уг и Крис отошли на "покурить", затянувшееся на "выкурить всю пачку, а потом еще одну докурить, ну не оставлять же". Когда куряки вернулись, Уг торжественно объявил всем, что Крис будет не просто товарищем по походам, равноправным и равноценным. Крис возьмет на себя нечто большее…

– Не всегда я могу созвать и повести вас за собой. Иногда есть более важные дела, иногда не хватает физических или моральных сил, ибо я не Бог… – Уг чуть подумал и добавил, – Всего лишь полубог, а им ничто человеческое не чуждо.

Легкий смешок прошел по залу. Народ оценил шутку, но понимая, что это не самая важная часть сообщения, а лишь вступительная часть к чему-то более важному, сильно веселиться на тему полубога не стал, быстро восстановив тишину в зале.

– Так вот, учитывая свои возможности и сопоставляя их с нашими общими задачами… А какая наша главная общая задача? – Уг обвел взглядом сотоварищей.

– Прогресс никто не отменял, – Буль усмехнулся, шлепнув себя хвостом по ноге.

– Гоу-гоу-гоу, как сказал бы Прай, который опять нас не слышит, – отозвался Зур, критически окидывая взглядом задремавшего топ-дамагера.

– Устал он сегодня, напарсил больше всех, вымотался, – заступилась за спящего Нави.

– Ладно, пусть отдыхает. – Уг улыбнулся и решил продолжить. – Правильно сказали, ребятушки. Прогресс никто не отменял. Нам нужно развиваться. Для этого нужны постоянные тренировки и частые походы. Только так мы сможем замахнуться на большее. Иначе зачем мы все тут собрались?

– Ну я, например, могу помочь там где-то, чего-то, если кто попросит. Мы же свои! Всегда помогу, если смогу, – Келли не успела продолжить.

– Го-го-го, чего помогать? – Прай сбросил оковы дремоты и жаждал действий.

По залу вновь прошла волна веселья. Уг, спрятав улыбку в бороду, вновь начал говорить, автоматически восстанавливая тишину.

– Помочь друг другу по мелочи? Это конечно важно. Куда же без этого. Взаимовыручка, помощь ближнему – это достойный повод называться семьей, общиной, гильдией. Но только ли это? Нет, не только. Что же еще?

Гном выжидательно сделал паузу.

– Поболтать о том, о сем. Про того, про этого. Потрещать вдесятером! Ну куда же без этого? – Серебринка пожала плечами и, разведя руки в стороны, невинно улыбнулась.

– Только потрещать о том, о сем? – Уг кивнул, – Да! Это тоже важно, без доброго общения нет взаимопонимания, без доброго веселья нет хорошего микроклимата. Все это важно, но гораздо важнее, да и приятнее, если в таких беседах есть возможность вспомнить то, чем можно гордиться! Причем не просто гордиться достижениями исключительно своими или своих друзей. Гораздо большее чувство удовлетворения можно испытывать за наши общие успехи, ибо эти успехи гораздо весомее любых наших отдельных личных побед и удач. Высшее удовлетворение приносит осознание величия и значимости именно достижений Гильдии, как квинтэссенции нашей сплоченности, единства и устремлений. Гордость и радость от самого факта принадлежности к Гильдии – вот чего требуется нам достичь, вот к чему мы должны стремиться. А еще славная история, на которой будут расти наши потомки, воспитывая в себе лучшие черты, стремясь к тем высоким рубежам, которые мы с вами смогли осилить… Дайте-ка, ребятушки, полубогу водички! В горле пересохло!

Нави протянула гному стакан, держа в другой руке графин с водой. Уг помотал головой, отказываясь от стакана, и забрал весь графин. Пару раз отхлебнув прямо из горла, таким образом ополовинив графин, гном удовлетворенно закряхтел, прочищая горло. Потом важно выпятив грудь, произнес, многосначительно поглаживая бороду:

– Гномы-полубоги используют исключительно графины. Стаканы – удел человеков.

– А разве у полубогов может пересохнуть в горле? – хитро прищурилась Нави.

– Может! Я же уже говорил, что полубогу ничто человеческое не чуждо!

– Ну раз не чуждо, мог бы и из стакана попить, как все человеки, – засмеялась в ответ Нави. И словно как круги на воде, вызванные упавшим туда камнем, от смеющейся Нави веселье волнами разошлось по залу.

Поняв, что серьезный величественный пафос, присутствовавший тут вплоть до момента промокания горла, исчез бесследно, Уг оценил перспективы воссоздания этой атмосферы вновь с нуля. Прикинув, что игра не стоит свеч, гном решил завершить свою длинную речь в более простой манере.

– Ладно, ладно. Прелюдия закончена, переходим собственно к… – Уг замялся, подыскивая подходящее слово.

– Что-то мне как-то не по себе! После прелюдии обычно переходят к прениям…– Зур проворчал себе под нос, но в тишине это услышали почти все. – Если бы еще прения с противоположным полом, я бы непротив…

– Отставить прения, –скомандовал Уг, на что Зур резко вытянулся по струнке, щелкнув каблуками.

– Сэр, есть Сэр! Прения отставлены, Сэр! Расстояние до отставленных от меня прений – два метра пол-сантиметра восточной долготы, пол-метра семьдесят шесть сантиметров южной долготы, Сэр! – напоследок Зур козырнул гному, вытянвшись по стойке смирно.

– Вольно, солдат! – Уг улыбнулся, серьезного разговора уже не получалось, особенно после того как Зур принял позу по команде "вольно", рассмешив всех вокруг себя.

– Хорошо. Давайте закончим все же. Хочу представить вам того, кто поможет всем нам в наших общих стараниях развиваться и прогрессировать. Крис! – гном жестом пригласил гостя встать рядом с собой, потом закончил фразу: – Он будет нашим рейд-лидером. Кто его ослушается, будет иметь дело со мной!

На последних словах гном стукнул себя кулаком в грудь, после этого обвел всех взглядом, а потом добавил совершенно неожиданно:

– А кто ослушается меня, будет иметь дело с Крисом! – в тот же миг стоящий рядом стукнул кулаком в грудь себя. Зал снова засмеялся. И тут взял слово гость.

– Я очень рад быть с вами и постараюсь приложить все силы на алтарь нашей общей победы.

– Вобщем давайте не будем создавать проблем ни ему, ни мне, ибо эти проблемы сразу же лягут на всех нас, а мы тут, никто из нас, я надеюсь, этого не желает. Я прав? – Уг не дал времени ответить на вопрос, сразу перефразировав его, – Никто же из нас не хочет проблем для нас всех?

Дружное "ДА-А-А!!!", перемешанное с таким же дружным "НЕ_Е_ЕТ!!!" подтвердило полное единодушие в зале, следствием которого стал веселый добрый хохот.

– Вот такие мы, одинаковые и разные, – с улыбкой сказал Крису гном, пожимая новому рейд-лидеру руку. Тот, не задумываясь, ответил, чуть перефразировав и срифмовав фразу собеседника:

– Вы все одинаково классные! Я уже горд, что получил шанс быть причастным к истории вашей Гильдии.

– А теперь все в парк! – воззвал Зур зычным голосом. – Все перекидываемся в буринаев, и я тут знаю одно место…

– Зури, только попробуй, я тебе такое устрою! – Лори ухватила за шиворот Зура, успевшего превратиться в барсука, но тот ловко вывернулся.

– Не баись, Лори, твои цвяточки не пострадают! Я имел в виду Навину грядку, там места побольше, нас же вон сколько… – Зур окинул взглядом зал.

В зале действительно больше половины присутствующих уже успели перекинуться в буринаев, и теперь все ЭТО хаотично носилось друг за другом, создавая картину под названием "Черно-белое месиво" со звуковыми эффектами верещания и повизгивания…

– Держи меня, Угги, держи крепче, – Нави вырывалась из цепких объятий гнома, правда не сильно настойчиво. – Держи меня, а не то в гильдии одним танком станет меньше…

– Пусть народ оторвется, – Уг миролюбиво и успокаивающе шепнул Нави на ухо, – Я тебе новую грядку сделаю. Честно-честно!

– Точно? – Нави хитро посмотрела на гнома. – Обещаешь?

– Угу… – сказал Уг, подумав про себя, что наверное зря согласился.[/spoilers][spoilers=Продолжение]Ранним-ранним утром следующего дня, практически на рассветной зорьке, многие заспанные лица с удивлением наблюдали, как кряжистый гном лихо вскапывает целину замкового сада. Над ним легко порхала фея, то и дело указывая рукой на особенно большие комья земли, после чего землекоп тот час же безропотно разбивал их на более мелкие куски. Эта картина была настолько необычной и нетипичной, применительно к главным действующим лицам, что ко всему прочему вызвала у случайных зрителей ироничные улыбки. Единственным недостатком для счастливчиков, успевших не проспать это утреннее шоу, было отсутствие в эфире прямой трансляции звукового сопровождения. Ударная копка продолжалась уже более часа, когда наиболее любопытные наблюдатели, не выдержав интриги необычного зрелища, решились покинуть теплые комнаты и выйти поближе к эпицентру эпических событий, разворачивающихся на парковой территории островного замка. Таковых оказалось очень немного – раннее утро не способствовало массовости сего действа, особенно если учесть бурное завершение вечеринки поздним вечером прошлого дня.

В течении пяти минут один за другим на крыльце появились трое. Еще около пяти пар глаз продолжали удаленное наблюдение, не рискнув подвергнуть себя холодному утреннему моциону.

– Не знаю, что подвигло меня проснуться в такую рань? Бррр, – Хрю поежился, бросая взгляд на Прайя и Хвоста.

Хвост, очевидно, как и Хрю поспешил на улицу, охваченный предвкушением острых ощущений от просмотра землекопания вблизи. При этом он не только забыл нацепить на голову наушники-колонки, ставшие привычным предметом его аксессуара, но и не подумал о последствиях перемещения человеческого тела из теплого помещения в колючие объятия внешнего мира, только-только проснувшегося после ночи. Все это вылилось в мелкую дрожь в теле и частое стучание зубов друг о друга.

Прай, предусмотрительно захвативший с собой шерстяной плед, стоял с ног до головы закутанным в него. Подставив немного помятое лицо порывам прохладного ветерка, дувшего со стороны моря, он наслаждался с одной стороны природной свежестью раннего утра, с другой стороны своим более комфортным самочувствием в отличии от двух стоящих рядом подмерзших товарищей. Ну и конечно вид гнома, копающего под руководством феи, вызывал на его лице широкую ухмылку, от уха до уха. Такого он не видел давно, точнее никогда.

– Если бы ты, Хрю, не упал с кровати с грохотом стада бизонов, я бы не проснулся, и не увидел это эпическое событие! – Прай усмехнулся, глядя как фея в очередной раз указав гному оставшийся позади него на крупный ком земли, отправила работягу переделывать свою работу.

– Это не я упал, – Хрб хмыкнул, поморщил нос, а потом не удержавшись чихнул.

– Да тише ты, – Хвост несильно пихнул Хрю в плечо, – Пропалишь нас, всю малину испортишь.

– А кто мог упасть еще в твоей конуре? – не унимался Прай. – А ну колись!

– Кстати да, я тоже от твоего грохота проснулся, – Хвост посмотрел на Хрю, прищурившись и хищно улыбаясь. – Интересно, интересно, кто же там у тебя упал?

– Никого у меня не было, отстаньте, – Хрю опять чихнул, на этот раз еще громче.

– Маме своей расскажи! Если у тебя никого не было и если ты сам не падал, то откуда грохот, кто источник? – Прай не отставал.

– Да штаны это мои упали, – Хрю отмахнулся от приятелей.

– О! Ого-го! Штаны-ы-ы-ы??? – Прай округлил глаза.

Хвост засмеялся: – Даже если учесть, что твои штанишки латные, как и у меня, они все равно не такие громкие, как ты пытаешься нас уверить. Колись, кто упал, и не заливай про штаны, ибо кроме грохота были еще кой-какие голосовые отзвуки.

– В натуре вам говорю. Штаны мои упали… Просто я в них спал, потому упал вместе с ними.

Тут все трое дружно засмеялись, тем самым привлекли к себе внимание гнома и феи.

– Ну вот, повылазили, чего им не спится? – гном мельком бросил взгляд на троицу, стоящую на крыльце замка.

– Не ворчи, давай докапывай, половина еще осталась, и вон там глыба, разбей ее, – фея показала гному на ком земли чуть в стороне, потом обернулась к зрителям и приветливо помахала им рукой. Те с энтузиазмом замахали в ответ, потом чуть посовещавшись двинулись к ним.

– Сюда идут, – гном боковым зрением наблюдал за приближением непрошенных гостей. – Может завтра утрецом продолжим?

– Ты мне вчера что обещал?

– Ты же не говорила, что за раз, и что при свидетелях… А как же мой авторитет, сурового, но справедливого начальника? Эти черти сейчас тут просто так стоять не будут, я их знаю! – бурча все это, Уг тем не менее продолжал исправно вгрызаться в твердую землю, перелопачивая пласт за пластом, разбивая их на мелкие комочки.

– Ничего страшного. Они вчера повеселились за мой счет. Сейчас повеселятся за твой, – Нави весело засмеялась, потом продолжила. – Дал вчера волю Зуру с компанией под обещание мне новой грядки. Хочу новую грядку, здесь и сейчас. Ты же хозяин своего слова!

– Хозяин, хозяин. Если я слово дал, значит все, железно… – гном кряхтя перевернул очередной здоровенный ком. – А вот есть некоторые. Так сказать другой тип хозяина слова. Они проповедуют принцип "я хозяин своего слова, я слово дал, я же его и заберу"…

– Хорошо, что ты у меня не такой, – Нави улыбнулась.

– Еще бы! Ты просто не представляешь, как тебе со мной повезло! Другой бы давно нахимичил или схитрил чего-нито и ищи-свищи его, а я… Я – все для тебя, все что пожелаешь. Попросила вскопать, иду и копа-а-а-ю… – гном с трудом выдрал лопату с пластом земли, из которого торчал массивный корень, – Уфф, еле выдрал!

– Утро доброе. Бог в помощь. Давно ли копаете? Как нынче земелька? Что-то ищете? Не золото-бриллианты-ценные бумаги? Просто капаете? Неуж-то помирать собрался? А выглядит так молодо… – троица подошла к гному и фее и с места в карьер посыпались шутки, ироничные комментарии и вопросы-подколки.

– Да нет, на последнее пристанице гнома не похоже, тут скорее раскопки… Удобна ли лопата? Раскопки, дело тонкое… Нави, кажется вот тут еще разок покопать надо, гнома сюда!

– Так, добры молодцы, – Нави решила остудить шутников. – Кроме как языками работать больше ничем не можете? Вон берите пример с гнома. Человек авторитетный, серьезный, уважаемый. И не гнушается помочь слабой девушке. Работяга, каких поискать. А вы тут хи-хи, ха-ха, только треплетесь. Нет бы Угу помочь!

Гном не подавал вида, нравится ему или не нравится все, что происходит вокруг него. Он упорно молча продолжал выворачивать пласты земли.

– Так их, Нави, – внезапно раздался новый голос. – Хрю, Хвост, кто вчера отрывался на грядках? А ну марш за лопатами и на субботник. А Прай хоть и не прыгал по грядкам, тоже получает шанс поучаствовать в этом легендарном событии.

Зур с лопатой, в высоких сапогах решительно зашел на территорию раскопок. Приветственно кивнув фее, он подошел к Угу слева и пихнул того плечом в плечо: – Привет, босс. Подвинься немного, параллельным курсом пойдем.

Уг улыбнулся и добродушно ответил: – Привет. Рад тебя видеть… здесь! Неожидал, неожидал. Удивил ты меня!

– Рано удивляешься, господин барон! – новый персонаж с лопатой, тоже в сапогах, по которым шлепал длинный хвост, занял место по правую руку от гнома.

– О! Буль! У меня нет слов, – Уг впервые за сегодня распрямил спину, воткнул лопату перед собой и с чувством плохо скрываемого удовольствия поглядел на своих друзей. – Богато на сюрпризы сегодняшнее утро.

– Привет Нави, привет, ребята, – к раскопкам подходили Лори, Эльв, Крис, Серебринка и следом за ними спешила троица первоначальных зрителей в составе Хрю, Хвоста и Прайя. У некоторых были лопаты, остальные вооружились граблями.

– Ну вот, получается я личным примером организовал субботник, в котором решили участвовать самые наши активные и сознательные индивидуумы, – Уг хмыкнул в бороду, а потом весело засмеялся, увидев выходящих цепочкой из замка остальных своих товарищей. – А нет, субботник у нас получится всенародный!

Нави счастливо глядела на Уга, на Зура и Буля, на Лори, Эльва, Криса, и на всех-всех-всех остальных, радуясь каждому из них в отдельности и восхищаясь ими в целом. Эмоции переполнили ее душу и вырвались наружу, превратившись в слова: – Отличное утро всегда дает начало великолепному дню, переходящему в восхитительный вечер!!!

– Да будет так всегда, – закончил фразу не менее довольный Уг и решительно взялся за лопату…[/spoilers]


Опубликовано 01-11-2012

Link to comment
Share on other sites

Таинственный сверток

[spoilers]***

– Принес, принес! Смотри, шикарная вещица! – арасай протянул гному сверток…

Тот схватил его и немедля развернул. Осмотрев содержимое, бородач с удовольствием прищелкнул языком и подмигнул зеленому:

– Мммм. Однако! Можно сказать, день удался! Пошли что ли, пока никто нас не запалил, – гном шустро поднялся на ноги и вбежал по ступеням за ворота. Вслед за ним практически вспорхнул зеленый арасай.

Оказавшись в небольшой сводчатой зале, гном подошел к большому центральному мраморному столу и бережно положил на него сверток. Дождавшись, когда арасайка ткнется в стол рядом, Уг вновь раскинул края тряпицы, обнажив барельеф древней скрижали, сработанной неизвестными мастерами из какого-то удивительного камня непонятного происхождения.

– И где ж ты это достал, интересно мне очень? – гном, не глядя на арасайку, будто бы задал риторический вопрос, но затем его испытывающий взгляд устремился на Иня, опровергая всякую риторичность прозвучавшего вопроса.

– Где достал, там нет уже, – арасайка усмехнулся. – Как говориться, не умеешь воровать – иди, работай!

– И кого же облапошил наш зеленый мух в этот раз? – Уг состряпал грозное выражение лица, нахмурив брови.

– Да чего ты пристал? Тоже мне, нашел интересную тему для беседы, – арасайка отмахнулся было от настырного гнома, но не тут-то было. Уг, сохраняя молчание, продолжал настойчиво сверлить Иня пронзительным колючим взглядом, от которого тому становилось как-то не по себе.

Поняв, что гном просто так не отстанет, арасайка вздохнул, будто от безысходности, и посмотрел на Уга большими печальными глазами. Когда и это не сработало, Иню пришлось-таки начать рассказ.

– Болтался вчерась в торговом квартале. Случайно, краем уха зацепил кусок трепа двух упырей. Один из них сказал, что у его знакомого есть брат, жена которого слышала от подруги, как вчера на рынке пришлые эльфы торговались с барыгой, который форцует шмотом с храма. И вот один из этих эльфов вдруг начал размахивать каким-то артефактом, а потом хрень какая-то на рынке приключилась… – арасайка почесал затылок, ожидая реакции гнома, надеясь, что тот удовлетворится этим обрывком информации. Надежды не оправдались, Уг продолжал вопросительно смотреть на рассказчика.

– Ну, я же такой единственный, у которого нутро чувствует, где сухо, а где глухо. Вот и решил размотать клубочек, – Инь пожал плечами и с невинной улыбкой на лице развел руками.

– И??? – Уг не поддавался на штучки хитрого арасайки.

Инь поморщился, но был вынужден продолжить.

– Пошел на рынок, сунулся тут, там, здесь послушал сплетни, там спросил про то, про се… В общем узнал, что эти залетные ушли в сторону болот. Пошел за ними. По дороге подробности разные уточнял. Короче ночь напролет за ними гнался, сегодня утром догнал. Там три темных эльфа, не понял я откуда они, одеты странно. И вообще от них самих-то веет чем-то странным, ну мне даже боязно стало чего-то. Но ты же знаешь, потрындеть-то я мастер, каких мало. Ну и вот, дотрынделся. Сказал им, что коллекционирую разные чудилки-юдилки. Предложил чем-нибудь поменяться, а у меня с собой было несколько артефактов с гробницы, а еще этернитиевый ножик и пару таликов. А, да, еще твое колечко с Намеда, забыл я тогда тебе его вернуть, а тут в кармане нашлось… В общем поменялись. Вот!

– Ты конечно мастер потрындеть, особенно с выгодой для себя, – Уг усмехнулся, – Мастер, каких мало! Но ведь и я не пальцем деланный! Небось сам знаешь, что я чую за версту, когда меня за нос водят. И сейчас именно тот случай. Может, конечно, ты и не врешь, то это явно не вся правда. Не договариваешь, плесень зеленая?

– Ну тебя в пень, борода. Чего ты как клещ прицепился к этому – откуда, да как? Главное ВОТ! – Инь кивнул на каменную скрижаль.

– Ну не-е-ет!!! А если ты там порешил всех? Или может не всех. А потом к нам сюда как пожалуют на разборки пару эльфийских взводов с автоматами, да покрошат нас всех в мелкий винегрет… Короче, если буча заварится – всем уже придется отвечать за это твое "ВОТ!" Поэтому я сейчас должен знать все, чтобы быть готовым к разным там неожиданностям и нюансам…

– ОК, босс! – Инь согласно кивнул и вкратце закончил изложение своей истории, поведав гному подробности обмена с темными эльфами. – Ну обменялись. Я все три этернита, что у меня были, и ножик, и талики отдал, плюс колечко твое ушло…

– Как ушло, какого лешего ты моим кольцом распоряжаешься? Мне его Нави подарила, а ты… – гном разозлился.

– Тихо ты, не кипятись, я ж не для себя старался. Им уж больно колечко понравилось. Пришлось соглашаться… – Инь пытался срочно замять тему с колечком. – А они мне эту скрижаль сунули. Сказали, что это древняя силовая печать, для коллекции редких безделушек – самое то! А один еще улыбался так хитро. А потом буркнул другому по-свойски, мол пусть заберет, у него ума не хватит сообразить что к чему. А нам на пользу!

–А ты что, по-эльфийски говоришь? – гном впервые удивился, даже забыл продолжать злиться за кольцо.

– Говорить, путью не говорю, а понимать могу. Причем все три наречия более-менее сносно понимаю, Фейр'Дал и Коада'Дал получше, но темных Тейр'Дал тоже отдупляю.

– Удивил ты меня! Но вернемся, что там они сказали? – гном погладил бороду.

– Они сказали, что думали! Что де я не смогу понять, что это за штука, для чего она и как ее можно использовать. Наивные! – Инь шмыгнул носом и усмехнулся.

– А ты что, все понял? Ты знаешь, что это такое и как использовать? – гном повторно удивился, что отразилось на его лице. К удивлению примешалась некая толика уважения.

Арасайка некоторое время смотрел на гнома, упиваясь его теперешним состоянием и предвкушая его следующую реакцию.

– Я? Все понял? Да ничуть! – Инь засмеялся, увидев как вытянулось лицо гнома, не ожидавшего такого поворота. – Нет, нет! Я чувствую скрытую магическую силу, исходящую из этой вещицы. Но даже не могу определить какой магии сродни это возмущение. А может это вообще какая-то неизвестная нам магия или сосредоточение энергий. Но эта скрижаль просто пышет силой! Ну уж что касается того, что это такое, для чего и так далее… Это, мсье, увольте-с! Мое дело было маленькое – вовремя услышать, быстро сообразить, не упустить момент, заиметь и благополучно приволочь сюда, где у меня есть специалист по мозголомкам. Кстати ты его знаешь!

– Кто это? – Уг все еще пребывал в некотором ступоре, сбитый несколько раз с толку хитрым арасайкой-пройдохой.

– Кто, кто? Дед пихто, борода из ваты. Это ты – тот специалист, менестрель горбатый! – арасайка захохотал, согнувшись пополам, по уши довольный своей остротой и реакцией стоящего рядом гнома, запутавшегося в очередной раз в Инькиных словесных лабиринтах.

ТРЕСЬ!!! Смачный подзатыльник от пришедшего в себя гнома, прекратил истерический смех арасайки. Тот выпрямился и несколько раз глубоко вздохнул, полностью успокаиваясь и вновь переходя на серьезный деловой тон.

– Спасибо. Немного больно, но полезно. Надо было раньше, – Инь потер ладонью затылок, пригладил взъерошенные волосы. – Но вообще шутки шутками, а если по чесноку, спецом тебе весточку послал, чтоб ты меня дождался сегодня днем, прямиком к тебе и шел. Думаю, ты разберешься, чего это за шняга. Чувствую что вещь стоящая. А ты реально – голова! Сообразить должон наверняка.

– Ну во-первых, если конечно ты мне все рассказал про торги с эльфами…

– Все, как на духу! – Инь перебил гнома, стукнув себя кулаком в грудь, при этом состроив такую рожу, что даже слепому было понятно, какой дух послужил основанием для подобного рода клятвы.

– Опять врешь! – гном пронзительно смотрел на арасайку. Тот поджал губы и виновато качнул головой, потом вынул из кармана два брелока и какой-то свиток и положил все это добро на стол, рядом с каменной скрижалью.

– Это откуда? –Уг снова нахмурил брови.

– Хммм… Оттуда… – Инь замялся.

– Ясно, стырил у эльфов в ходе торгов по скрижали, – гном констатировал это, словно доказанный многими свидетелями факт.

– Ну… можно сказать… Не-е-е, не стырил, спас! Свиток вывалился из того же кармана, откуда скрижаль достали, когда мне отдали. Они и не заметили. Не пропадать же добру, там влажно было, намокло бы, попортилось, пропало, а так я доброе дело сделал, аккуратно подобрал, можно сказать сохранил Весчь для потомкафф. – Инь гордо выпрямился, вздернул подбородок и принял вальяжно-величавую позу, тут же словив второй подзатыльник – "ТРЕСЬ!!!" Это опять помогло вернуться ему с небес на землю, и он продолжил. – Правда пришлось ногой на бамажку наступить, чтоб эльфы не увидели, как я ее спасаю… Там иероглифы какие-то и карта. Во-о-от… А брелоки? Это как бы в нагрузку к скрижали, бонус я себе выторговал, но с тобой могу поделиться!

– Бонус говоришь? Так, так. Когда тебя к стенке прижмешь, сразу и бонусы из тебя сыпаться начинают, – гном усмехнулся, затем потянулся и взял со стола кусок пергамента, сложенный вчетверо.

– Бонусы не алмазы, сыпаться из кого-то не могут, как не выдавливай… – пробурчал арасайка, но гном его уже не слушал. Развернув лист, Уг пытался некоторое время понять, что за местность изображена на карте, ассоциаций не возникало. Тогда гном перевел фокус взгляда на четыре строчки иероглифов, выведенных в правой верхней половине пергамента. Иероглифы отдаленно напоминали темно-эльфийскую письменность. Но как ни пытался Уг напрячь свою память, стараясь найти соответствие этих непонятных знаков с алфавитами наречий Тейр'Дал, ничего не выходило.

– С этим надо будет посидеть в Библе, – гном сложил свиток и положил его на скрижаль, потом молча взял один из брелоков, внимательно осмотрел его, положил на место, взял другой, более мелкий, но немного изящнее, чем первый, также внимательно изучил его, подбросил на руке пару раз.

– Дай-ка руку, – Уг ухватил запястья арасайки и потянул к себе, развернув ладонью вверх. – Это будет твое!

Гном с широкой улыбкой и громким хлопком пришлепнул своей ладонью второй брелок, вдавив его в руку Иня.

– А тот мой, он мне под цвет глаз подходит! – с этими словами Уг шустро сгреб более крупный брелок и сунул в карман.

– Ну ничего себе, критерий отбора! У тебя глаза серые с продрисью, а брелок желтый как апельсин, – надул губы Инь. – Я то не против, бери тот, но вот этот более изящный. – Инь подбросил на руке возвращенный гномом брелок и хитро улыбнулся. – Мог бы его Нави подарить…

– Уговорил, – гном решительно сгреб с ладони Иня второй брелок и зажал его в кулаке, – Этот подарю Нави!

– Ну ты фрукт! А еще на меня гонит! Что я хапуга! А сам.. Сам-то кто? Вот ты… Ща, слово подберу… – арасайка поскреб затылок, краем глаза наблюдая за гномом, которому казалось было абсолютно по-барабану на все потуги обобранного компаньона выразить свое негодование складывающейся ситуаций.

– Поговори мне еще, – добродушно проворчал Уг.

– Ладно, я сегодня добрый! Бери оба, – Инь великодушно-величественно изобразил в сторону гнома разрешающе-прощающий жест, что-то вроде отпущения грехов. Сделать ему это было тем проще, что в другом кармане арасайки лежало еще аж целых три похожих брелока, чуть покрупнее и поизящнее, предусмотрительно им не выложенных на обозрение гнома.

Завершив акт добровольно–принудительного дарения, Инь вернулся мыслями к основной проблеме и посерьезнел. – А что будем делать с этим?

Гном вслед за арасайкой посмотрел на скрижаль, прикрытую сверху сложенным пергаментом. Барельеф камня отчего-то стал чуть более знакомым, чем был изначально. Инь, почесав затылок и похлопав пару раз глазами, взялся за краешек свитка и приподнял его, полностью открывая рисунок скрижали.

– Такое чувство, что я где-то это уже видел…

– Мы оба это видели, – гном решительно выхватил из пальцев арасайки сложенный пергамент и аккуратно его развернул.

Положив карту рядом со скрижалью, гном внимательно посмотрел на них. Потом чуть скорректировал положение скрижали, повернув ее на несколько градусов против часовой оси, и вновь распрямился, глядя на лежащие артефакты.

– Есть! Есть совпадение! Зырь, тут вот, – Инь возбужденно вскрикнул, ткнув пальцем в нижнюю часть карты, – Почти один в один! Даже масштаб совпадает!

Гном сосредоточенно смотрел. В голове роились мысли. Медленно, будто с трудом отрывая взгляд от артефактов, гном повернул голову к арасайке.

– На карте ведь тоже магия, чувствуешь?

– Угу, есть, – Инь кивнул и добавил, – Но не такая сильная, как на камне.

– А пока ты карту не показал, у нас ведь не было ощущения похожести? – гном смотрел на арасайку, и тот увидел, как в глазах Уга зажглись искорки.

Иню потребовалось минуту осознать сказанное гномом. Когда смысл гипотезы окончательно прояснился в его мозгу, тот внезапно замахал крыльями от возбуждения и прохрипел, так как в горле внезапно почему-то пересохло:

– Когда магия карты и магия скрижали рядом, появляется что-то общее, которое в то же время открывает что-то новое?

– Синергия! Эффект целого больше суммы его составляющих! – гном важно поднял палец вверх. – Есть еще мысль, сейчас попробую…

Гном взял скрижаль и хотел положить ее на карту, в то место, которое казалось похожим на изображение барельефа.

– Не-е-ет!!! – Инь взвизгнул.

От неожиданности Уг выронил скрижаль. Та упала на верхнюю часть карты, накрыв четыре строчки рун. В тот де миг барельеф полыхнул черным огнем. Инь, как ошпаренный, отскочил от стола и в последний момент успел отдернуть гнома, который будто завороженный стоял, уставившись на скрижаль. Рывок привет Уга в чувство, и он быстро загасил вспыхнувший в клубах странного пламени краешек бороды.

– Ты не представляешь, что сейчас было, – начал было арасайка, – У меня чуть голова не взорвалась, когда ты понес камень вниз карты…

– Это ты не представляешь, что было! Хотя, если бы ты не заверещал, я бы не обронил скрижаль на эльфийские письмена, и не увидел бы ничего! А ты ничего не видел? – гном выжидательно посмотрел на арасайку, тот пожал плечами и замотал головой.

– Кроме того, что нас чуть не спалило, ничего не видел. Правда было ощущение, будто куда-то затягивает, я чего-то напугался и поспешил отскочить… И тебя дернул за собой. И сразу же полыхнуло. Но огонь черный! ЧЕРНЫЙ ОГОНЬ!!!

Глаза арасайки расширились, едва он упомянул про странную стихию. Чуть успокоившись, Инь вспомнил, что Уг обмолвился про нечто необычное, что увидел гном, но не увидел арасайка. Любопытство взыграло.

– Ну ладно. А что ты видел то?

– Я до конца не понял, – гном поморщил лоб, – Но это было по ощущениям настолько необъятное, громадное, бесконечное… Кстати да, были ощущения, что тебя втягивает в гигантскую воронку и потом ты будто стремительно несешься куда-то…

Повисла пауза. Оба пытались переварить новые ощущения и сведения. Уг вернулся в себя первый.

– Я хочу еще раз попробовать. Мне понравилось, так и тянет повторить эксперимент. И вообще, очень любопытно, что же это такое…

– Угги, не надо! Хрен знает, что случиться может. Давай может сначала попробуем побольше сведений собрать, ты в Библу хотел сходить, поискать там информацию…

– Сходим в Библу, но чуть позже. А пока никого нет, думаю можно еще разок попробовать. А вдруг сработает? Вдруг сразу все станет ясно. Я чувствую, что тут какая-то очень большая тайна. Давай-ка попробуем, я снова перемещу камень, куда мы хотели, вдруг сработает…

Не дожидаясь ответа арасайки, гном вернулся к столу, поднял скрижаль и чуть замешкался, о чем-то задумавшись. В тот же миг к нему подлетел Инь, выхватил карту, ловко сложил ее и запрятал за пазуху, после чего благоразумно отошел на шаг.

– Ты чего? Чего творишь? – гном опешил, потом протянул руку, требуя вернуть карту.

– Не надо сейчас повторять эксперимент, ну пожалуйста! У меня плохое предчувствие, – Инь отрицательно покачал головой и сделал еще один шаг назад.

Гном начал сердиться. Для начала он положил скрижаль на стол. Потом повернулся с решительным видом к арасайке, нахмурил брови и грозно продолжил:

– Зато у меня предчувствие самое что ни на есть нормальное. Давай карту, сейчас все сработает как надо! – гном сделал шаг навстречу арасайке. Тот отскочил еще на шаг, продолжая несогласно мотать головой.

– Ты чавой-то не в себе? Вон и прыщик на губе. Ох, растратишь ты здоровье… С арасайкою в борьбе. Не смотри, что ростом мал! Я отчаян и удал. Но в твоих йекспериментах я б участвовать не стал! – так, декламируя немного переиначенные бессмертные вирши про Федота-Стрельца, арасайка маневрировал задним ходом вокруг стола.

– Дай сюда карту, рифмоплет зеленый, – гном, видимо, стараясь не выглядеть со стороны полностью одержимым, совсем уже потерявшим всякое терпение и чувство собственного достоинства, продолжал пока еще не спеша двигаться за отступающим арасайкой. Но чем дольше это продолжалось, тем все сильнее раздражение и злость овладевали Угом, меняя окрас и выражение его лица, а также ускоряя его шаг. Видя, что попытки свести зародившийся конфликт к шутливой разборке не достигают свое цели, а наоборот еще больше заводят гнома, Инь забеспокоился уже на полном серьезе.

– Угги, тебя наверное накрыло магией, ты немного того… – Инь покрутил пальцем у виска, – Невменяемый! Как наркоман, у которого ломка. Ты же сейчас чуть не сгорел в этом огне черном. Ты вообще видел ЧЕРНЫЙ ОГОНЬ?

Арасайка плавно парил спиной вперед, сохраняя безопасную для себя дистанцию от гнома, который пока безуспешно пытался достать до него.

– Не видел я никакой черный огонь. Я видел то, не знаю… Не важно, что я видел, но ты мне не дал нормально это рассмотреть. Отдай карту, пакость зеленая! Остановись сейчас же! Отдай мне карту. Сейчас все получится.

– Угги, прости, не дам я тебе карту, пока ты в себя не придешь, – арасай и гном кружили вокруг стола, – Было бы здесь ведро воды, надо было его на тебя вылить. Ты бы на себя посмотрел, борода колом, глаза навыкате, рожа красная, щеки раздуваются как у паровоза, того гляди на лысине люк вскроется…

– Дай сюда карту, говорю. Догоню тебя, зеленый, придушу! Отдай карту, надо попробовать. Я точно знаю, все сработает! Нутром чувствую…

– Чего-то не отпускает тебя, ой! – Инь зацепился за край стола, и цепкие пальцы гнома чуть-чуть не дотянулись до него. Арасайка взлетел, уходя на форсаже от почти догнавшего его гнома, случайно двинув при взлете тому ногой по подбородку, и приземлился на противоположной стороне стола. Спорщики остановились, тяжело дыша. Гном уперся руками в стол, перед ним лежала скрижаль. Инь стоял напротив и с удовлетворением отмечал, что его оппонента вроде бы стало "отпускать" безумие, навеянное неведомым волшебством эльфийской скрижали.

– Ну чего, полегчало? – Инь озабоченно смотрел на гнома.

Гном потрогал челюсть, подвигал ею из стороны в сторону, потом потряс несколько раз головой. Взгляд его прояснился. Рука шлепнулась на лысину, совершила несколько круговых массирующих движений, потом скользнула вниз, привычным жестом пройдясь по бороде. Наконец Уг улыбнулся, поднял руку, сложив пальцы в виде пистолета и, нацелив его на Иня, выстрелил: – Пух!

Арасайка улыбнулся, видя, что гном вполне адекватно реагирует на него, но подходить пока все еще не решался.

– Ну чего? Чего там встал, зеленый? – добродушно-ворчливый голос гнома окончательно убедил Иня, что с Угом все в порядке.

– Станешь тут зеленым, когда за тобой прибалдевший коротышка бегает и грозится придушить, – усмехнулся арасайка.

– Говорю тебе, давай отложим эксперименты, а ты уперся, сработает, и все тут. Сходили бы в Библу, ты бы помозговал, я бы может тоже чем помог. А так, "методом тыка"? – Инь скептически покачал головой. – Я чуть не обделался, когда тут полыхнуло. И ты, будто и не ты… Считай – повезло, что все так удачно закончилось. В следующий раз может не сработать!

– Хватить болтать, бошка уже трещит, – Уг поморщился, – Сработало сейчас, сработает и в следующий раз…

– Не сработает, точно тебе говорю, не сработает! – перебил гнома арасайка, не то уже дразня его, не то пытаясь спорить все еще на полном серьезе.

– А я тебе говорю, сработает! – гном стукнул кулаком по столу, пытаясь поставить точку в споре.

– Да черта с два! – арасайка засмеялся, видя как опять пытается злиться его оппонент.

– Мальчики, не ссорьтесь! – в залу зашла, точнее влетела фея. – Чего вы тут спорите?

Моментально Уг и Инь из спорщиков-оппонентов превратились в сообщников-заговорщиков. Оба переглянулись и поняли друг друга без слов. Нужно было отвлечь внимание девушки и убрать от греха подальше опасную таинственную скрижаль.

Уг, ловко завернув камень в тряпку, спрятал сверток за спину, одновременно повернувшись к фее:

– Нави, не мешай! Я его щас побью, этот кузнечик у меня щас совсем как огуречик после лягушки будет, – гном пыхтел, пытаясь запрятать за спиной что-то себе под жакет.

– Руки коротки, хотя и ноги тоже! Не достанешь, не догонишь! – засмеялся арасайка, кружа вокруг гнома, опять же отвлекая часть внимания феи на себя.

В это время Уг, поняв, что место нычки для скрижали далеко не самое удачное, показал за спиной Иню подзывающий жест, и стал незаметно доставать из-под камзола сверток. Как оказалось – очень вовремя!

– Не зли Уга, а то он тебе ночью спать не даст своими песнями, ты его не знаешь, он может, он упорный, – Нави погрозила арасайке, нарезающему круги вокруг Уга. Потом встала рядом с ним: – А ты чего, Уг, себе запихал за спину, под Квазимоду маскируешься?

Утвердительно ответив на ее предположение, гном начал гримасничать и вести диалог непосредственно с Нави, переключая все ее внимание на себя, в то время как Инь, естественным образом в очередной раз оказавшись за спиной Уга, принял из его рук сверток, хранивший эльфийскую тайну, потом, ловко сманеврировав корпусом, поместил его себе за пазуху и взмыл к потолку.

Видя, что Нави сейчас обнаружит место опустевшего схрона на спине Уга, арасайка решил вообще удалиться с "места преступления", и со словами: – Ладно, я к себе. Заходите на компот… – шустро ретировался из зала, оставив Уга в одиночку отбиваться от вопросов проницательной феи, которая конечно же в итоге поняла, куда делся подозрительный предмет, который пытался спрятать за спиной Уг.

– Ну ничего, Инь, правда рано или поздно вскроется, а я ждать умею… – усмехнулась мысленно Нави, вспомнив поспешное прощание арасайки…

Вслух же сказала, обращаясь к Угу:

– Опять меня надули? Да? Ну ладно, дождетесь вы у меня…

– А я что? Я то чего? Я не виноват! Это Инь, это он, это все он! Я вообще не при делах… – Уг пыхтел, изображая обиженную целомудренность. – А ты про что щас? – прищуренные глаза лукаво смотрели на девушку.

– Пошли уже, интриган, – Нави ухватила гнома за руку и потащила за собой.

– Куда? Куда мы? – бородач послушно шел вслед, бурча свои ворчалки.

– Пошли, обед стынет!

***

– Ты уверен, что это был он?

– Да мессир, я просканировал его ауру, это та же сущность.

– Хорошо. Нам остается надеяться, что наш план пойдет по заранее намеченной колее. Эта миссия стоила нам троим нескольких лет жизни, было бы обидно, если бы такая жертва оказалась напрасной… Он хотя бы догадывается, что это не просто безделушка из камня?

– Да мессир, я сканировал его, когда Вы достаточно искусно подделали говор традиционных Тейр'Дал. Эманации его астрального тела дали отчетливую картину, что он понял все, что вы произнесли, и попытался скрыть от нас факт того, что он это понял.

– Кроме того, его неумелая попытка отвлечь нас торгами по этим безделушкам-брелокам, когда он наступил на карту Древнего Леса с рунами активатора печати своей тощей ногой… – третий эльф с усмешкой, немного презрительной и высокомерной, вступил в разговор. Затем, уже обращаясь непосредственно к исполнителю трюка, добавил уважительно и немного заискивающе: – Кстати, Мессир, вы так умело обронили ее и так правдоподобно этого не заметили! Со стороны казалось, что это на самом деле чистая случайность.

– Значит он станет двигаться в этом направление. Значит план наш должен сработать. Хорошо! Вызывайте портал обратной трансгрессии. Мы и так слишком долго задержались в этом мире. Элиссио ждет нас…

Три темных эльфа Тейр'Дал, очертив воображаемый круг, встали по его периметру. Каждый из них достал темную каменную скрижаль. Через несколько секунд раздался утробный вой трехголосного песнопения, а над скрижалями полыхнуло черное пламя. Внезапно среди языков огненной черноты сверкнула молния, будто ослепительно белый клинок разрезал мантию тьмы. Со стороны казалось, что только что рассеченное черное полотнище вдруг стало сворачиваться в воронку, затягивая внутрь все, что было поблизости.

Через несколько мгновений в том месте, где только что стояли три темных эльфа, не осталось ни следа от их присутствия – воронка сколлапсировала, втянулась сама в себя, не оставив после себя ничего…[/spoilers]


Опубликовано 06-11-2012

Link to comment
Share on other sites

ЧЕРНОВИКИ ЛЕТОПИСЦА

[spoilers=ПРОЛОГ]Светало. Первые лучики солнца начали пробиваться сквозь паутину переплетенных сучьев и листьев, падая на мшистую землю просыпающегося леса. В тени векового дуба, между вздыбленных огромных корней, выступающих на поверхность, лежал, распластавшись вниз лицом человек. Серый плащ скрывал детали одежды, оставляя на виду лишь края сапог, да закованную в броню правую руку, сжимавшую латной перчаткой большой меч. Окрест него лежала груда изрубленных тел, когда-то бывших воинствующими орками-мародерами. Контраст рассветной тишины пробуждающего леса и этой немой картиной застывшей смерти становился все сильнее. Лучи солнца, настырно проникающие вглубь чащобы, с каждой минутой рассеивали полумрак и расцвечивали серое полотно ночной тени различными красками, всё больше насыщая фон арены завершившегося боя багрово-красными тонами.

Кровь... Она была повсюду... Вспучившиеся из земли корни и необхватный ствол древнего дуба, отмеченные следами многочисленных ударов стали, выглядели, будто рассеченная плоть. Земля, бурая от впитавшейся крови, словно насытившись ей до предела, отказывалась принимать это подношение дальше, оставляя то тут, то там кровавые лужи. Дополняли картину агонии молодые деревца вокруг эпицентра схватки. Где-то перерубленные напополам, где-то вырванные с корнем, втоптанные и поломанные, лежавшие вперемешку с уже неживыми телами – они усиливали ощущение свершившейся трагедии. И над всем этим неотвратимо восходило солнце, освещая все детали страшного пейзажа...

Наконец пучок солнечных лучей пробился в центр арены смерти, осветив неподвижно лежащее тело воина. Серый с оттенками плащ и чуть более темного серого цвета латная броня – идеальная маскировка в ночном сумраке, даже в утренней рассветной дымке все еще частично скрывала своего хозяина от глаз случайных любопытных зевак или неслучайных враждебных наблюдателей.

А они были. Три десятка пар зорких глаз уставились на безжизненное тело, все еще не веря в гибель чужака, безрассудно вошедшего на их территорию. Этот незваный гость был Враг, и он был, несомненно, глуп, а по-другому и быть не может – кто еще в одиночку ночью сунется в орочий лес? Но Враг был отнюдь не слаб и далеко не труслив. Войдя в лес и натолкнувшись на засаду, он не повернул назад, а вступил в бой. И чуть было не пересек всю орочью засеку, оставляя за собой дорогу из трупов. Лишь дойдя почти до границы своей земли, после которой начинались владения темных эльфов, орки смогли, наконец, остановить продвижение Врага, навязав ему бой всеми своими силами.

Схватка длилась очень долго. Казалось, что воина невозможно пробить, он умудрялся отражать нападение с любой стороны и при этом с каждым ударом уменьшал численность атакующих, используя одновременно и рукопашный бой и магические навыки. Но время работало против него. Орочьи шаманы плели свои сети, пытаясь сковать, связать чужака, подавить его волю, разрушить его разум. Наконец стало заметным, что многие приемы защиты и нападения Враг не может применить – мана была израсходована им полностью. И по сигналу Орка-Предводителя оставшиеся волны мародеров ринулись добивать ненавистного чужака. Кто нанес конечный смертельный удар среди шквального урагана, выяснить было невозможно. Но чужак вдруг как подкошенный повалился вперед, получив в спину прощальный пинок и насмешку. Смерть его стала настолько неожиданной для нападавших, что они сначала резко отскочили от него, повинуясь неосознанному импульсу, будто ожидая подвоха. Но затем, видя недвижное распластанное тело, потеряли всякий интерес к нему и стали расходиться.

Разошлись, правда, не все. Где-то каждый третий орк останавливался на расстоянии взгляда от убитого Врага, будто загипнотизированный неведомой силой, и начинал всматриваться в безжизненное тело. Кто-то испытывал ненависть к этому чужаку и боль за только что потерянных товарищей. Кто-то боролся с неуместным в данной ситуации чувством восхищения к павшему воину, отдавая должное проявленным им чудесам стойкости, отваги, храбрости и великолепному владению приемами рукопашного и магического боя. Но все испытывали чувство тревоги и сомнения, что этим все так и закончится. Орк-Предводитель среди прочих также издали, в метрах двадцати пяти, задумчиво наблюдал за поверженным Врагом. Рядом с ним стоял Шаман-Старейшина, его дядя по мужской линии. Последний негромко заметил:

– Странное чувство тревоги не покидает меня. Враг уничтожен, но опасность осталась...

– Старейшина, что может еще угрожать нам? Наши разведчики до сих пор не обнаружили никого похожего на этого, – Предводитель кивнул в сторону чужака.

– В том то и странность. Вроде бы некого опасаться, но тревога прямо витает в воздухе, – Шаман покачал головой и задумался.

– Старейшина, я распоряжусь усилить наши дозоры, и мы узнаем о приближающейся опасности, гораздо раньше того, как эта Опасность осознает, что она обнаружена и попытается...

Закончить фразу Орк-Предводитель не успел, замертво повалившись на Шамана-Старейшину...[/spoilers]


Опубликовано 07-12-2012

[spoilers=от автора]Начал выкладывать части нового произведения, которое еще не дописано до конца. Сюжет очень перекручен. Боюсь, что появятся несостыковки и неточности, буду стараться сам лично выискивать их и устранять, но также буду рад любой Вашей помощи и указаниям на ошибки и неточности.

Оговорюсь сразу.

Стиль произведения - фэнтези, с элементами юмора и слэнговой речи, а даже с элементами научной фантастики (но очень чуть-чуть).

Также немаловажно то, что произведение написано основываясь на законах мира Норрат - виртуальном мире компьютерной он-лайн игры Эверквест-2 (Everquest II). Поэтому возможно Вам могут встретиться не совсем понятные слова и термины, которые абсолютно ясны тем, кто когда-либо играл в эту или в похожуюю на эту игру. В настоящее время мое видение моей книги таково, что я не планирую вводить объяснения таких терминов, ибо расчитываю на достаточно узкий круг читателей, которым будут знакомы все эти термины. Однако оно (мое видение и соответсвенно мнение) может измениться под Вашим влиянием, если таковое будет.

ПРОГРЕСС НАПИСАНИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЯ (информацию ниже буду периодически обновлять).

Глава 1. Потерянный

Статус - закончено, однако оставляю за собой возможность редактирования текста главы для исправления неточностей, ошибок или даже внесения правок в общий сюжет повествования.

Глава 2. Странник

Статус - закончено, однако оставляю за собой возможность редактирования текста главы для исправления неточностей, ошибок или даже внесения правок в общий сюжет повествования.

Глава 3. Ищущий

Статус - закончено, однако оставляю за собой возможность редактирования текста главы для исправления неточностей, ошибок или даже внесения правок в общий сюжет повествования.

Глава 4. Триэль

Статус - закончено, однако оставляю за собой возможность редактирования текста главы для исправления неточностей, ошибок или даже внесения правок в общий сюжет повествования.

Последующие главы пока не написаны, хотя видение законченной картины, так сказать общий план сюжета есть (оценить весь объем пока затрудняюсь, вероятно написано менее половины из того, что представляется возможным).

Приложение 1. Основы альтернативной теории хрономагии

Статус - закончено, пока не буду выкладывать, чтобы не раскрывать все перепитии сюжета.

Приложение 2. Книга Судьбы (рабочие наброски новой главы)

Статус - в процессее, написано примерно 25-30%[/spoilers][spoilers=от автора]В ЧЕРНОВИКАХ ЛЕТОПИСЦА я удалил все выложенные части, кроме ПРОЛОГА (который тоже обрезал).

Не вижу смысла держать опубликованным незаконченное произведение, которое никак дальше не пишется в старом ключе, а писать заново всё (ибо идеи есть и они немного отличаются от того, что было раньше) - пока никак не найду ни сил, ни времени.

Может быть когда нибудь допишу, тогда целиком и выложу...[/spoilers]

Link to comment
Share on other sites

  • 1 year later...

Народ требует продолжения! Уже давно народ (да, да сам народ) прочитал, и хочет увидеть продолжение! А то творчество одного арасая народу полюбилось, а арасай этот продолжения не дает(((

Хотя, написанно так хорошо, что мы (ну, в смысле народ) можем еще чуточку подождать, но все же, ждем прожолжения! Удачи,

С уважением, НаРоД

:-)

(Я пять раз употребила слово "народ" ну вот, еще и шестой... просто очень хочется увидеть продолжение, если автора не затруднит, разместите хоть чу-уточку, хоть от одного из фентези)

Надеюсь, мой коммент не доставит ни кому неудобств :)

Link to comment
Share on other sites

Извини, НаРоД! Эта тема (цикл Хроники Норрата) закрыта, и я не планирую никаких продолжений, потому что просто не пишется и не хочется.

Может быть когда-нибудь ситуация поменяется, но на данный момент она такая, какая есть и нет никаких предпосылок к ее изменению.

Большое спасибо за подарок.

[spoilers]file.php?id=409[/spoilers]

tzyn'ka.jpg

571bded3d59f2_tzynka.jpg.75c686389e78c90

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
×
×
  • Create New...